Практика применения 66 федерального закона 44 фз

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Дата размещения статьи: 04.11.2017

Errare humanum est.
Человеку свойственно ошибаться. 1 января 2014 года в Российской Федерации вступил в силу Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе" (далее – 44-ФЗ). Данный Закон ознаменовал новую веху в правовом регулировании деятельности, направленной на удовлетворение государственных нужд товарами, работами, услугами. Данный Федеральный закон пришел на смену Федеральному закону от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" .
——————————–
Российская газета. 2013. 12 апреля. N 80.
Российская газета. 2005. 28 июля. N 163. Закон N 44-ФЗ породил немало вопросов среди правоприменителей. Один из таковых сокрыт в статье 66, в которой заложен механизм рассмотрения первых частей заявок при размещении заказов путем проведения электронного аукциона. Электронный аукцион в упрощенном виде представляет собой процедуру торгов, победителем которых признается лицо, предложившее меньшую цену. Для участия в аукционе оператору электронной площадки, который будет проводить аукцион, подается заявка, состоящая из двух частей. В первой части заявки содержатся согласие участника и технические характеристики товара, во второй – информация об участнике. Первоначально заказчику передается первая часть, и после принятия по ней решения о допуске – вторая часть.
В статье будут рассмотрены примеры из судебной практики и практики антимонопольного органа по рассмотрению заказчиком первой части заявки.
Рассмотрение применения данной статьи актуально ввиду нескольких причин: во-первых, у правоприменителей возникает ряд сложностей в понимании правового механизма, заложенного в указанной норме; во-вторых, ч. 1.4 статьи 7.30 КоАП устанавливает ответственность в размере 15 тысяч рублей в отношении физического лица за нарушения порядка приема и рассмотрения заявок на участие в аукционе.
——————————–
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ // Российская газета. 2001. 31 декабря. N 256. Рассмотрим практику антимонопольного органа .
——————————–
Материалы судебной практики и практики антимонопольного органа взяты с официальных сайтов соответствующих органов в сети Интернет и находятся в свободном доступе. Решение Забайкальского УФАС России от 06.04.2015 по жалобе N 66.
В Забайкальское УФАС поступила жалоба ОАО "С" на действия членов аукционной комиссии при проведении электронного аукциона на выполнение работ по реконструкции автомобильной дороги Краснокаменск – Мациевская.
По мнению заявителя, заявка была необоснованно отклонена. В заявке им были указаны конкретные значения товара, в аукционной документации были указаны диапазонные значения (дорожная одежда, водонасыщение, в % по объему указан конкретный процент "5,9", вместо диапазона "4,01 – 10,00", предусмотренного аукционной документацией). Из-за данного несоответствия заявка не была допущена ко второму этапу.
Жалоба осталась без удовлетворения, в качестве обоснования решения было высказано следующее решение: "законодательство о контрактной системе не наделяет и не дает каких-либо прав аукционной комиссии давать оценку установленным требованиям на их объективность, обоснованность и соответствие действующему законодательству, т.е. аукционная комиссия при рассмотрении заявок фактически сравнивает показатели, содержащиеся в заявке участников закупки, с требованиями, содержащимися в аукционной документации".
В целом позиция верна и возражений не вызывает, хотя аргументация не совсем корректна. Так как именно с целью оценки заявок и создается аукционная комиссия.
Решение Крымского УФАС России от 01.04.2015 N 02/672 по делу N 06/51-15.
Аукционной комиссией отклонена одна из заявок. Основанием для отклонения послужило несоответствие используемого материала при выполнении работ, а именно болтов, требованиям ГОСТа, установленной аукционной документации. ФАС посчитал, что отклонение заявки участника правомерно.
В данном случае решение показательно, так как в целом отражает подход антимонопольного органа, с которым мы столкнемся в дальнейшем. Позиция ФАС состоит в 100-процентном соответствии информации, содержащейся в поданной заявке, и информации, указанной в аукционной документации. Предметом торгов выступал ремонт объекта, по причине ненадлежащей характеристики болтов заявка была отклонена. В данном случае ФАС показал правильность следования "букве закона".
Решение Приморского УФАС России от 10.04.2015 по делу N 123/04-2015.
По мнению заявителя, аукционная комиссия допустила нарушения требований законодательства, которое выразилось в признании заявки ООО "Н" не соответствующей требованиям документации об аукционе.
Согласно протоколу подведения итогов аукциона заявка ООО "Н" признана не соответствующей требованиям документации об аукционе. Основанием для отклонения заявки послужило непредставление в составе заявки сертификата происхождения товара. УФАС решение комиссии было признано правомерным, так как объектом поставки являлись медицинские изделия. Постановлением Правительства РФ от 05.02.2015 N 102 "Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд" утвержден Перечень отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, в отношении которых устанавливается ограничение допуска для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Подтверждением страны происхождения является сертификат о происхождении товара, выдаваемый уполномоченным органом по форме СТ-1.
Решение Новосибирского УФАС России от 02.04.2015 по делу N 08-01-96.
Заявитель указал на неправомерность действий Заказчика, которые выразились в том, что в аукционной документации указаны товарные знаки, не сопровожденные словами "или эквивалент". А именно: "САЗИЛАСТ", "ЮТАФОЛ", "Нортекс-Грунт", "КНАУФ", "Пирилакс" и т.д., что, по мнению подателя жалобы, является нарушением законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок.
Заказчик не согласился с доводами жалобы, указав, что сметный расчет стоимости работ и техническое задание были составлены с использованием программного комплекса "Гранд-Смета". Наименования работ и материалов полностью были взяты заказчиком из таблиц "Гранд-Сметы". Также заказчик сообщил, что не может объяснить наличие в "Гранд-Смете" материалов с указанием на товарные знаки, поскольку не является составителем программного комплекса "Гранд-Смета", а только лишь пользователем.
УФАС признала доводы жалобы обоснованными, так как действия Заказчика лишили участников возможности предложить эквивалентный товар и являются нарушением п. 1 ч. 1 ст. 33 ФЗ N 44-ФЗ.
В проиллюстрированном примере незаконному отклонению заявки послужило неправильное составление аукционной документации. Одна ошибка привела к другой.
Решение Хакасского УФАС России от 31.03.2015 по жалобе N 40/КС.
По мнению заявителя, аукционная комиссия необоснованно отказала участнику ООО "Д", заявка N 7, в допуске к участию в электронном аукционе.
Причиной отказа в допуске к участию в аукционе явилось то, что первая часть заявки на участие в аукционе в электронной форме не содержит наименования страны происхождения товара. Между тем, по мнению заявителя, наименование страны происхождения товара в составе заявки указано, а именно: ООО "Л", Россия.
Аналогичным образом отклонены иные заявки участников:
– в заявке N 1 указано: "О", Россия";
– в заявке N 2 указано: "О", Россия";
– в заявке N 3 указано: "Е", Латвия";
– в заявке N 5 указано: "ООО "Л", Россия";
– в заявке N 6 указано: "Э", Республика Латвия".
Позиция Заказчика состояла в следующем. Согласно части 1 статьи 58 Таможенного кодекса Таможенного союза установлены общие положения о стране происхождения товаров. Страной происхождения товаров считается страна, в которой товары были полностью произведены или подвергнуты достаточной обработке (переработке) в соответствии с критериями, установленными таможенным законодательством Таможенного союза. Таможенный кодекс устанавливает, что под страной происхождения товаров может пониматься также группа стран, либо таможенные союзы стран, либо регион или часть страны, если имеется необходимость их выделения для целей определения страны происхождения товаров.
——————————–
Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 50. Ст. 6615. Указание в заявке участника: "Производитель – ООО "Л", Россия" свидетельствует о производителе товара, находящегося в России, а не о стране происхождения товара, утверждает представитель уполномоченного органа. В связи с этим представитель уполномоченного органа считает, что аукционная комиссия правомерно отказала в допуске к участию в аукционе в электронной форме участнику под порядковым номером 7 – ООО "Д". Таким образом, представление документов, подтверждающих страну происхождения товара, в соответствии с Таможенным законодательством необходимо только при ввозе товара на территорию Таможенного союза.
По мнению УФАС, жалоба является обоснованной, так как заявки содержат указание на страну происхождения медицинского оборудования – Россия, Латвия, что является достаточным для индивидуализации предлагаемого к поставке товара, в связи с чем рассматриваемые заявки необоснованно отклонены аукционной комиссией. В данном случае позиция ФАС правомерна, более того, в данном случае правовым обоснованием должна являться § 3 главы 76 "Гражданского кодекса Российской Федерации (часть четвертая)" .
——————————–
Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 52 (1 ч.). Ст. 5496. Кроме того, Закон N 44-ФЗ не устанавливает обязанностей по представлению документов, подтверждающих страну происхождения товара, за исключением предоставления преференций. Написание словосочетания "страна происхождения товара" не является обязанностью участника закупки, в связи с чем достаточно указания общепринятого слова "Россия". Отсутствие указанного словосочетания также не свидетельствует о непредставлении информации о стране происхождения товара, что явилось основанием отказа в допуске участнику аукциона.
Однако наибольшие сложности связаны с тем, что поданные участниками заявки не соответствуют извещению о проведении электронного аукциона.
Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А05-11949/2014, Арбитражный суд Северо-Западного округа (ФАС Северо-Западного округа).
Судом установлено, что для участия в аукционе поступило пять заявок. Одна из заявок отклонена, поскольку в ней в нарушение аукционной документации не указано конкретное количество поставляемого товара (1 030 штук), наименование или место происхождения товара (указана только страна, в которой произведен товар). Другая заявка отклонена в связи с тем, что в ней в нарушение пункта аукционной документации не указаны конкретное количество поставляемого товара (1 030 штук), а также конкретные параметры папок "Пенсионное дело" (размер 23.5 на 32 сантиметра; шитье блока нитками, скобами не менее 5 штук), наименование или место происхождения товара (указана только страна, в которой произведен товар).
УФАС сочло неправомерным отказ участникам закупки в допуске к участию в аукционе в связи с тем, что "не указано в заявке конкретное количество поставляемого товара – 1 030 шт.", поскольку описание объекта закупки не предусматривает указание количества товара, то есть количество товара не является каким-либо показателем объекта закупки.
Однако суды заняли иную позицию, посчитав, что в рассматриваемом случае из документации об аукционе следует, что требования к заявке на участие в электронном аукционе изложены аналогично требованиям пункта 1 части 3 статьи 66 Закона N 44-ФЗ. В обоснование позиции они указали, что аукционная комиссия правомерно и обоснованно отказала в допуске соответствующих заявок к участию в аукционе. Поскольку в силу части 3 статьи 66 первая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать не только согласие участника на поставку товара, но также и установленные аукционной документацией (соответствующие значениям, установленным документацией) конкретные показатели товара, которые отсутствовали.
Правильность позиции сомнений не вызывает.
Решение от 9 июня 2015 г. по делу N А56-13444/2015, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области).
Комиссией по итогам рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе было принято решение об отклонении заявки в связи с непредставлением информации. В протоколе рассмотрения первых частей заявок зафиксировано, что участником представлено в заявке только согласие и не содержатся конкретные значения товара. УФАС посчитало действия комиссии неправомерными. Однако Арбитражный суд посчитал доводы антимонопольного органа подлежащими отклонению по следующим основаниям. Первые части заявок на участие в электронном аукционе, помимо согласия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 66 44-ФЗ, должны содержать конкретные показатели, соответствующие значениям, установленным документацией, наименование места происхождения товара или наименование производителя, предлагаемого для поставки товаров.
Приведение двух аналогичных дел подряд сделано с умыслом, дабы показать, что данная позиция является устоявшейся практикой. Бытует мнение о том, что в заявке участнику достаточно выразить согласие с тем, что изложено в аукционной документации. При этом указание дополнительных сведений не является нарушением, так как участник выразил согласие с тем, что содержится в извещении и документации. Однако данный путь представляется ошибочным. Если предположить, что приведенная позиция верна, то возникает два вопроса: с какой целью функционирует аукционная комиссия? Для рассмотрения заявок достаточно было бы одного сотрудника контрактной службы, который следил бы за тем, чтобы было указано согласие на участие в заявке. Второй вопрос: с какой целью законодатель указывает в норме права конкретный перечень сведений, подлежащих включению в заявку участника?
Таким образом, можно выделить общую тенденцию при применении статьи 66 Закона N 44-ФЗ, которая сводится к буквальному ее применению. Иными словами, заявка, поданная участником, должна соответствовать в полном объеме конкурсной документации, а также содержать в себе согласие участника и технические характеристики товара.

Читать еще:  Оао пробизнесбанк в лице конкурсного управляющего

Отдельные вопросы практики применения Закона о контрактной системе

Юлия Полякова, Юрист Коммерческой группы Практика применения и толкования Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) находится на этапе начала формирования. Судебная практика на настоящий момент еще крайне скудна и не дает возможности установить общие подходы судов к тем или иным положениям Закона № 44-ФЗ. Тем не менее, уже существует достаточно обширная практика антимонопольных органов по применению Закона № 44- ФЗ при рассмотрении жалоб. В настоящей статье анализируются позиции антимонопольных органов о применении положений Закона № 44-ФЗ, касающихся:
  • оснований для проведения конкурса с ограниченным участием;
  • порядка обоснования начальной (максимальной) цены контракта; и
  • требования о необходимости указания наименования места происхождения товара.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Проведение конкурса с ограниченным участием В настоящий момент конкурс с ограниченным участием может быть проведен только в отношении товаров, работ и услуг, которые в силу технической и/или технологической сложности, инновационного, высокотехнологичного или специализированного характера могут быть поставлены только лицами, обладающими необходимым уровнем квалификации. Перечень таких товаров, работ и услуг утвержден Постановлением Правительства РФ от 28 ноября 2013 года № 1089 «Об условиях проведения процедуры конкурса с ограниченным участием при закупке товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Постановление № 1089). В Письме Министерства экономического развития РФ и ФАС РФ от 21 февраля 2014 года разъясняется, что в случае закупки товара, работы, услуги, указанных в Постановлении № 1089, проведение конкурса с ограниченным участием является правом, а не обязанностью заказчика. Он может избрать и иной способ определения поставщика, но в таком случае не будет иметь права устанавливать дополнительные требования к участникам закупки. Региональные управления ФАС РФ также выражают указанную позицию в решениях о рассмотрении жалоб участников закупок. Существенные затруднения на практике вызывает пункт 6 Постановления № 1089. Указанным пунктом предусматривается возможность проведения конкурса с ограниченным участием в отношении работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту особо опасных, технически сложных объектов капитального строительства, а также искусственных дорожных сооружений, включенных в состав автомобильных дорог федерального, регионального или межмуниципального, местного значения, а также работ, включенных в эту группировку, в случае если начальная (максимальная) цена контракта при осуществлении закупок для обеспечения государственных нужд превышает 150 млн. рублей, для обеспечения муниципальных нужд превышает 50 млн. рублей. Так, был объявлен конкурс с ограниченным участием в отношении выполнения работ по капитальному ремонту школы. Заказчик ссылался на то, что в соответствии с «ОК 034-2007 (КПЕС 2002). Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности» работы по капитальному ремонту включены в ту же группировку, что и работы по строительству особо опасных, технически сложных объектов строительства. УФАС по Красноярскому краю при рассмотрении дела указало, что детское образовательное учреждение не включено в перечень особо опасных и технически сложных объектов капитального строительства, установленный частью 1 статьи 48.1 Градостроительного кодекса РФ. В связи с этим антимонопольный орган посчитал, что проведение конкурса с ограниченным участием в указанном случае необоснованно. Порядок обоснования начальной (максимальной) цены контракта Закон № 44-ФЗ изменяет способы определения и обоснования начальной (максимальной) цены контракта (далее – НМЦК). Так, статьей 22 Закона № 44-ФЗ установлено 5 возможных методов для определения НМЦК: метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка), а также нормативный, тарифный, проектно-сметный и затратный методы. При этом приоритетным является метод сопоставимых рыночных цен. Рекомендации по обоснованию НМЦК каждым из указанных методов утверждены Приказом Минэкономразвития России от 2 октября 2013 года № 567. Однако анализ жалоб показывает, что на практике могут возникать спорные ситуации, при которых не ясно, соблюден ли заказчиком надлежащий порядок определения НМЦК. При использовании метода сопоставимых рыночных цен возникают вопросы, связанные с допустимостью используемых заказчиком источников информации о ценах, а также с достаточностью такой информации. Так, антимонопольные органы обычно признают не противоречащим положениям Закона № 44-ФЗ определение НМЦК на основании менее чем пяти коммерческих предложений при условии, что заказчиком предпринимались попытки получить достаточную информацию о ценах.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Например, в решении от 26 февраля 2014 года по делу №2-57-946/77-14 УФАС по Москве (жалоба № 01721000054/11.03.2014/6842)посчитал определение НМЦК на основании информации, поступившей от трех поставщиков, правомерным. При этом в решении было отмечено, что Закон о контрактной системе не содержит требования о предоставлении оригиналов документов, использованных при обосновании НМЦК, в связи с чем указание данных о поставщиках, от которых получены ответы, в составе аукционной документации, является достаточным. УФАС по Санкт-Петербургу в решении от 13 марта 2014 года по делу №44-60/14 (жалоба № признал правомерным определение НМЦК на основании только одного ответа потенциального поставщика о ценах на соответствующие товары, в связи с тем, что заказчиком было направлено несколько запросов, однако ответ пришел только от одного поставщика. Согласно части 3 статьи 22 Закона № 44-ФЗ при применении метода сопоставимых рыночных цен информация о ценах должна быть получена с учетом сопоставимых с условиями планируемой закупки коммерческих и/или финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг. УФАС по Челябинской области указал, что используемые для обоснования НМЦК коммерческие предложения должны быть сопоставимы по количеству поставляемого товара и условиям исполнения контракта. Несколько иную позицию выразил УФАС по Ханты-Мансийскому автономному округу в решении от 5 марта 2014 года №03/ВБ (жалоба № 03871000152/28.02.2014/1885). Антимонопольный орган указал, что в случае, если в коммерческом предложении не были учтены какие-либо характеристики закупаемых услуг, то необходимо установить, приводит ли это к снижению или повышению НМЦК. Нарушение порядка обоснования НМЦК, влекущее снижение НМЦК, не будет являться существенным, так как не приводит к необоснованному расходованию денежных средств, а напротив, ведет к их экономии. Стоит отметить, что управления антимонопольного органа в некоторых регионах считают, что решение вопроса о соответствии Закону № 44-ФЗ порядка обоснования НМЦК относится к компетенции органов финансового контроля, и поэтому не может быть рассмотрено антимонопольным органом. Требование о необходимости указания наименования места происхождения товара (НМПТ) На практике возникают вопросы, связанные с применением положений части 3 статьи 66 Закона № 44-ФЗ, в частности, с обязанностью участников указывать в первой части заявки на участие в электронном аукционе «наименование места происхождения товара или наименование производителя». Во-первых, антимонопольные органы при рассмотрении жалоб сходятся во мнении, что указание на конкретный товарный знак не приравнивается к указанию наименования производителя. Например, в решении от 3 марта 2014 года № 06/КС (жалоба № 03801000056/27.02.2014/719) УФАС по Республике Хакасия указал, что под одним товарным знаком продукцию могут выпускать разные производители. Поэтому указание товарного знака не является надлежащим исполнением обязанности, возложенной на участников статьей 66 Закона № 44-ФЗ. Во-вторых, антимонопольные органы считают, что, исходя из формулировки положений части 3 статьи 66 Закона № 44-ФЗ участник в любом случае, независимо от наличия или отсутствия конкретных товарных знаков, фирменных наименований и других объектов интеллектуальной собственности, обязан указывать либо НМПТ, либо наименование производителя. Анализ практики выявил смешение заказчиками и участниками закупок понятий «НМПТ» и «страна происхождения товара». Необходимо учитывать, что понятие НМПТ используется в Законе № 44-ФЗ в смысле, придаваемом ему Гражданским кодексом РФ (ГК РФ). В соответствии со статьями 1516-1518 ГК РФ НМПТ представляет собой средство индивидуализации, правовая охрана которому предоставляется при условии его государственной регистрации. Сведения обо всех зарегистрированных НМПТ содержатся в специальном реестре. Приравнивание НМПТ к стране происхождения товара является неправильным, что подтверждается административной практикой. Если товары, предлагаемые к поставке, отсутствуют в реестре НМПТ, для соблюдения требований Закона №44-ФЗ участнику закупки достаточно указать конкретного производителя товаров. Таким образом, антимонопольные органы уже начали вырабатывать определенные позиции в отношении применения отдельных положений Закона № 44-ФЗ. Однако поскольку Закон № 44-ФЗ действует не так давно, практика его применения находится только на стадии формирования. Ее дальнейшее развитие зависит от множества факторов, например, от поддержки судами решений антимонопольных органов или от дальнейшей выработки ФАС России каких-либо единых рекомендаций по применению положений Закона № 44-ФЗ.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Верховный суд опубликовал 73-страничный обзор практики рассмотрения дел, связанных с законодательством о контрактной системе в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. "Право.ru" обращает внимание на ключевые моменты обзора.

Если заказчик указывает в документации аукциона особые характеристики товара, которые отвечают его потребностям и необходимы с учетом специфики использования предмета закупки, это нельзя трактовать как ограничение круга ее потенциальных участников. В качестве примера ВС приводит следующее дело: медучреждение, выступающее заказчиком, оспаривало в арбитраже решение и предписание ФАС, которая признала его нарушившим ч. 2 ст. 33 закона о контрактной системе (правила описания объекта закупки). В документации тендера на закупку медикаментов было указано, что лекарство непременно должно поставляться во флаконах или эквивалентной упаковке, позволяющей обеспечить ее герметичность после вскрытия. Антимонопольщики потребовали отменить протоколы рассмотрения заявки на участие в аукционе и поправить документацию, исключив из нее требования к первичной упаковке. Суд первой инстанции признал решение ФАС незаконным, посчитав, что требования заказчика закона о контрактной системе не нарушают. В ч. 1 и 2 ст. 33 сказано, что заказчики при описании объекта закупки должны определить требования к нему так, чтобы, "с одной стороны, повысить шансы на приобретение товара именно с теми характеристиками, которые им необходимы, соответствуют их потребностям, а с другой стороны, необоснованно не ограничить количество участников закупки", указывает ВС. Указание на необходимость поставки лекарства в герметичной упаковке было обусловлено спецификой его назначения и способа применения: препарат в ампуле после того, как ее вскроют, нельзя будет хранить, чтобы воспользоваться им еще раз, флакон же решит это проблему. Это приведет к экономичному использованию лекарства и обеспечит соблюдение принципа эффективного использования источников финансирования. Вместе с этим будет соблюдаться и принцип конкуренции, поскольку иных ограничений, например, по количеству действующего вещества или дозировке в документации не было.

Возможное сужение круга участников закупки с одновременным повышением эффективности использования финансирования (обеспечением его экономии), исходя из положений п. 1 ст. 1 закона о контрактной системе, не может само по себе рассматриваться в качестве нарушения требований закона о защите конкуренции.
Да и то, что круг участников закупки сузился, антимонопольщики не доказали: в госреестре зарегистрированы два производителя, которые выпускают нужное лекарство во флаконах, и все семь участников закупки были готовы поставить препарат от обоих.

А вот включение в документацию требований, которые указывают на конкретного производителя товара, в отсутствие специфики его использования, нарушает ст. 33 закона о контрактной системе. Другой заказчик, который тоже закупал медикаменты, указал в документах такие требования к форме таблетки, способу ее деления и фасовке, которым соответствовал только препарат одного конкретного производителя. Один из участников тендера подал жалобу в ФАС, но ведомство признало ее необоснованной, и тот отправился в суд. Первая инстанция и апелляция согласились с антимонопольщиками, а арбитражный суд округа – нет. Он указал, что заказчик включил в аукционную документацию такие требования (лекарственная форма, дозировка, форма выпуска), которые "не относятся к фармакологическим свойствам лекарственного препарата, никак не связаны с терапевтической эффективностью и не обусловлены спецификой назначения и применения закупаемого препарата", зато прямо указывают на его единственного производителя. При этом доказательств того, что любой из участников закупки мог обеспечить поставку именно этого препарата, не было. Поэтому суд вполне обоснованно сделал вывод о том, что заказчик нарушил правила размещения документации, что "привело к созданию необоснованных препятствий для участников спорной закупки, повлекших сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции".

Если закон запрещает проводить госзакупку товаров, происходящих из иностранных государств, то участники аукциона должны приложить к заявке документы, подтверждающие страну происхождения товара, который они предлагают. Заказчик отклонил заявку участника тендера, потому что в документах к ней не было подтверждения, что товар производится в России, хотя в аукционной документации такое требование имелось. Несмотря на это, ФАС решила, что заказчик нарушил ч. 7 ст. 69 закона о контрактной системе, то есть приняла решение об отклонении заявки по основаниям, не предусмотренным ч. 6 все той же ст. 69, и предписала устранить нарушения. Заказчик вместо этого пошел в суд, требуя признать решение и предписание антимонопольщиков недействительными.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, указав, что затребованная заказчиком декларация "не является допустимым доказательством, позволяющим идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта", а иные документы, позволяющие определить страну происхождения предложенных к поставке товаров в заявке не значились. Арбитражный суд округа акты нижестоящих инстанций отменил, указав, что в силу п. 3 ч. 5 ст. 66 закона о контрактной системе заказчик не вправе в момент подачи заявок требовать документов о стране-производителе, которые по закону передаются уже вместе с товаром, да и нормами п. 2 ст. 456 ГК (обязанности продавца по передаче товара) такая обязанность не предусмотрена. В результате дело попало в ВС, где экономколлегия отменила постановление кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляции. Судьи напомнили о постановлении правительства № 1224 "Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства" от 24 декабря 2013 года и постановлении № 9 "Об установлении запрета на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства" от 14 января 2017 года. Оба они не допускают закупку иностранных товаров и услуг для нужд обороны и безопасности, за исключением случаев, когда в России они не производятся в принципе или не соответствуют требованиям заказчика. ВС указал, что заказчику товар был необходим именно для таких нужд, а значит, он имел право требовать документы, удостоверяющие страну происхождения. Но запрашивать ему стоило не декларацию, а, например, сертификат о происхождении товара, выдаваемый по правилам определения страны происхождения товаров в СНГ от 20 ноября 2009 года.

Стороны не могут допсоглашением изменять сроки выполнения работ по государственному (муниципальному) контракту, если иное не прописано в законе и заключенном в соответствии с ним контракте. Муниципалитет и застройщик заключили договор на строительство многоквартирного жилого дома, который должны были сдать до 1 ноября 2013 года. Позже выяснилось, что достроить его вовремя строительная компания не может, и стороны подписали дополнительное соглашение, которым откладывался ввод многоэтажки в эксплуатацию до 31 августа 2014 года. Прокурор посчитал, что оно противоречит закону о контрактной системе, и обратился в суд, требуя признать соглашение недействительным. Первая инстанция и апелляция отказали в иске, посчитав, что если сдать объект вовремя невозможно по объективным обстоятельствам, стороны могут изменить сроки допсоглашением. АС округа акты предыдущих инстанций отменил, сославшись на п. 2 ст. 34 закона о контрактной системе, где говорится что при заключении и исполнении контракта его условия должны оставаться неизменными за редкими исключениями (перечислены в п. 1 ст. 95 все того же закона). А временной невозможности исполнения обязательств, на которую ссылался застройщик, в этом перечне нет.

Суд счел, что проведение аукциона на одних условиях, а после фактическое их изменение (продление срока) для победителя "ограничило конкуренцию между участниками размещения заказа, что могло повлиять на цену контрактов".

Стороны государственного (муниципального) контракта не вправе заключать допсоглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Такое условие допсоглашения является ничтожным, если иное не следует из закона. Администрация муниципалитета по итогам конкурса заключила контракт с организацией на поставку оборудования. В ходе его исполнения выяснилось, что нужно закупить дополнительные единицы товара. По предложению заказчика стороны заключили допсоглашение, предусматривающее в том числе условие об увеличении цены контракта на сумму более 20%. Однако после поставки товара в новом объеме заказчик отказался оплачивать стоимость дополнительного оборудования, поэтому поставщик обратился с иском в суд. Первая инстанция и апелляция полностью удовлетворили исковые требования. Суды указали, что документация о закупке предусматривала возможность изменения условий контракта, при этом поставщик доказал факт заключения допсоглашения с заказчиком и то, что последний принял товар. АС округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования поставщика частично: в размере, соответствующем 10% от цены контракта. Согласно п. 1 ст. 95 закона о контрактной системе изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта возможно лишь при одновременном соблюдении двух условий: 1) такая возможность предусмотрена в документации о закупке и контракте, 2) если по предложению заказчика увеличивается количество товара с последующим пропорциональным увеличением цены, но не более чем на 10% от цены контракта. Таким образом, закон предусматривает ограничения для изменения цены контракта. Эти ограничения касаются как поставщика, так и заказчика, и объясняются тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия поставки заранее, и победитель определяется исходя из предложенных им условий. В документации о закупке и контракте, заключенном сторонами, предусмотрена возможность его изменения по соглашению сторон. Вместе с тем условие допсоглашения, согласно которому цена контракта увеличивается более чем 10%, является ничтожным, поскольку противоречит закону и при этом посягает на публичные интересы и права третьих лиц – других участников закупки.

Поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в отсутствие контракта не дает исполнителю право требовать их оплаты. Компания на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, представляла ее интересы в суде. При этом договор стороны не заключали. Сославшись на то, что администрация не оплатила услуги, фирма обратилась в суд с иском о взыскании с нее неосновательного обогащения. Первая инстанция удовлетворила исковые требования. Она исходила из того, что администрация получила услуги от компании, а следовательно, должна их оплатить. Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, с ней в дальнейшем согласилась кассация. Дело дошло до ВС. Оказывая услуги без муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами закона о контрактной системе, фирма не могла не знать, что работы выполняются ей в отсутствие обязательств, указал ВС. Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК она не вправе взыскивать с администрации плату за фактически оказанные услуги. Другой подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм закона о контрактной системе. В итоге ВС оставил постановление суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения.

При этом нельзя отказывать в удовлетворении иска об оплате услуг, оказанных в отсутствие госконтракта или с превышением его максимальной цены, в случаях, когда из закона следует, что их оказание является обязательным для исполнителя вне зависимости от его волеизъявления. Государственное медицинское учреждение заключило с частной медорганизацией договор по оказанию специализированной медпомощи пациентам. Когда срок договора истек, стороны по итогам открытого аукциона заключили новый госконтракт на оказание медуслуг. Однако исполнитель указал, что оказывал помощь пациентам, направляемым заказчиком, также в период между истечением первого договора и заключением второго. Задолженность компания решила взыскивать через суд. Первая инстанция и апелляция отказались удовлетворить ее иск, указав, что услуги оказывались в спорный период в отсутствие госконтракта.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Однако кассация отменила вынесенные ими акты. Гемодиализ (метод заместительной почечной терапии) оказывается пациентам с хронической болезнью почек, то есть является жизненно важной процедурой, которую нельзя прерывать. Поэтому медорганизация была не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медпомощи из-за превышения объема финансирования для оплаты оказанных медуслуг. Кроме того, лечебная организация в силу закона "Об обязательном медицинском страховании в РФ" не вправе отказать в медпомощи обратившимся застрахованным гражданам. Довод заказчика о том, что исполнитель должен был перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, кассация отклонила как не основанный на положениях законодательства РФ. При этом бездействие заказчика, а именно непроведение им конкурса и незаключение госконтракта в необходимый для бесперебойного оказания медпомощи срок, в таких случаях не может служить основанием для прекращения или приостановления выполнения государственно и социально значимых функций, заключила кассация.

Собственник помещения в здании обязан оплачивать расходы по содержанию и ремонту общего имущества в силу закона. Эта обязанность не обусловлена наличием договорных отношений и заключением государственного (муниципального) контракта. Управляющая компания обратилась в суд с иском к муниципалитету, которому принадлежит помещение в многоквартирном доме. УК потребовала взыскать с собственника задолженность за услуги по содержанию и ремонту общего имущества. Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска, указав, что договорные отношения с муниципалитетом возможны только на основании заключенного муниципального контракта. Однако стороны его не заключали. Кассация отменила акты нижестоящих инстанций. Арбитражный суд округа пришел к выводу, что обязательство собственника нежилых помещений по оплате расходов на содержание и ремонту общего имущества возникает в силу закона и не обусловлено наличием договорных взаимоотношений с УК. Последняя также в силу закона обязана оказывать услуги по содержанию общедомового имущества в многоквартирном доме, и она не могла отказаться от этих обязательств даже при отсутствии контракта с муниципалитетом. А тот факт, что он не заключил соответствующий контракт, не освобождает его от внесения платы за содержание общедомового имущества.

21
мая

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Практика применения 66 федерального закона 44 фз

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Дата размещения статьи: 04.11.2017

Errare humanum est.
Человеку свойственно ошибаться. 1 января 2014 года в Российской Федерации вступил в силу Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе" (далее – 44-ФЗ). Данный Закон ознаменовал новую веху в правовом регулировании деятельности, направленной на удовлетворение государственных нужд товарами, работами, услугами. Данный Федеральный закон пришел на смену Федеральному закону от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" .
——————————–
Российская газета. 2013. 12 апреля. N 80.
Российская газета. 2005. 28 июля. N 163. Закон N 44-ФЗ породил немало вопросов среди правоприменителей. Один из таковых сокрыт в статье 66, в которой заложен механизм рассмотрения первых частей заявок при размещении заказов путем проведения электронного аукциона. Электронный аукцион в упрощенном виде представляет собой процедуру торгов, победителем которых признается лицо, предложившее меньшую цену. Для участия в аукционе оператору электронной площадки, который будет проводить аукцион, подается заявка, состоящая из двух частей. В первой части заявки содержатся согласие участника и технические характеристики товара, во второй – информация об участнике. Первоначально заказчику передается первая часть, и после принятия по ней решения о допуске – вторая часть.
В статье будут рассмотрены примеры из судебной практики и практики антимонопольного органа по рассмотрению заказчиком первой части заявки.
Рассмотрение применения данной статьи актуально ввиду нескольких причин: во-первых, у правоприменителей возникает ряд сложностей в понимании правового механизма, заложенного в указанной норме; во-вторых, ч. 1.4 статьи 7.30 КоАП устанавливает ответственность в размере 15 тысяч рублей в отношении физического лица за нарушения порядка приема и рассмотрения заявок на участие в аукционе.
——————————–
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ // Российская газета. 2001. 31 декабря. N 256. Рассмотрим практику антимонопольного органа .
——————————–
Материалы судебной практики и практики антимонопольного органа взяты с официальных сайтов соответствующих органов в сети Интернет и находятся в свободном доступе. Решение Забайкальского УФАС России от 06.04.2015 по жалобе N 66.
В Забайкальское УФАС поступила жалоба ОАО "С" на действия членов аукционной комиссии при проведении электронного аукциона на выполнение работ по реконструкции автомобильной дороги Краснокаменск – Мациевская.
По мнению заявителя, заявка была необоснованно отклонена. В заявке им были указаны конкретные значения товара, в аукционной документации были указаны диапазонные значения (дорожная одежда, водонасыщение, в % по объему указан конкретный процент "5,9", вместо диапазона "4,01 – 10,00", предусмотренного аукционной документацией). Из-за данного несоответствия заявка не была допущена ко второму этапу.
Жалоба осталась без удовлетворения, в качестве обоснования решения было высказано следующее решение: "законодательство о контрактной системе не наделяет и не дает каких-либо прав аукционной комиссии давать оценку установленным требованиям на их объективность, обоснованность и соответствие действующему законодательству, т.е. аукционная комиссия при рассмотрении заявок фактически сравнивает показатели, содержащиеся в заявке участников закупки, с требованиями, содержащимися в аукционной документации".
В целом позиция верна и возражений не вызывает, хотя аргументация не совсем корректна. Так как именно с целью оценки заявок и создается аукционная комиссия.
Решение Крымского УФАС России от 01.04.2015 N 02/672 по делу N 06/51-15.
Аукционной комиссией отклонена одна из заявок. Основанием для отклонения послужило несоответствие используемого материала при выполнении работ, а именно болтов, требованиям ГОСТа, установленной аукционной документации. ФАС посчитал, что отклонение заявки участника правомерно.
В данном случае решение показательно, так как в целом отражает подход антимонопольного органа, с которым мы столкнемся в дальнейшем. Позиция ФАС состоит в 100-процентном соответствии информации, содержащейся в поданной заявке, и информации, указанной в аукционной документации. Предметом торгов выступал ремонт объекта, по причине ненадлежащей характеристики болтов заявка была отклонена. В данном случае ФАС показал правильность следования "букве закона".
Решение Приморского УФАС России от 10.04.2015 по делу N 123/04-2015.
По мнению заявителя, аукционная комиссия допустила нарушения требований законодательства, которое выразилось в признании заявки ООО "Н" не соответствующей требованиям документации об аукционе.
Согласно протоколу подведения итогов аукциона заявка ООО "Н" признана не соответствующей требованиям документации об аукционе. Основанием для отклонения заявки послужило непредставление в составе заявки сертификата происхождения товара. УФАС решение комиссии было признано правомерным, так как объектом поставки являлись медицинские изделия. Постановлением Правительства РФ от 05.02.2015 N 102 "Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд" утвержден Перечень отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, в отношении которых устанавливается ограничение допуска для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Подтверждением страны происхождения является сертификат о происхождении товара, выдаваемый уполномоченным органом по форме СТ-1.
Решение Новосибирского УФАС России от 02.04.2015 по делу N 08-01-96.
Заявитель указал на неправомерность действий Заказчика, которые выразились в том, что в аукционной документации указаны товарные знаки, не сопровожденные словами "или эквивалент". А именно: "САЗИЛАСТ", "ЮТАФОЛ", "Нортекс-Грунт", "КНАУФ", "Пирилакс" и т.д., что, по мнению подателя жалобы, является нарушением законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок.
Заказчик не согласился с доводами жалобы, указав, что сметный расчет стоимости работ и техническое задание были составлены с использованием программного комплекса "Гранд-Смета". Наименования работ и материалов полностью были взяты заказчиком из таблиц "Гранд-Сметы". Также заказчик сообщил, что не может объяснить наличие в "Гранд-Смете" материалов с указанием на товарные знаки, поскольку не является составителем программного комплекса "Гранд-Смета", а только лишь пользователем.
УФАС признала доводы жалобы обоснованными, так как действия Заказчика лишили участников возможности предложить эквивалентный товар и являются нарушением п. 1 ч. 1 ст. 33 ФЗ N 44-ФЗ.
В проиллюстрированном примере незаконному отклонению заявки послужило неправильное составление аукционной документации. Одна ошибка привела к другой.
Решение Хакасского УФАС России от 31.03.2015 по жалобе N 40/КС.
По мнению заявителя, аукционная комиссия необоснованно отказала участнику ООО "Д", заявка N 7, в допуске к участию в электронном аукционе.
Причиной отказа в допуске к участию в аукционе явилось то, что первая часть заявки на участие в аукционе в электронной форме не содержит наименования страны происхождения товара. Между тем, по мнению заявителя, наименование страны происхождения товара в составе заявки указано, а именно: ООО "Л", Россия.
Аналогичным образом отклонены иные заявки участников:
– в заявке N 1 указано: "О", Россия";
– в заявке N 2 указано: "О", Россия";
– в заявке N 3 указано: "Е", Латвия";
– в заявке N 5 указано: "ООО "Л", Россия";
– в заявке N 6 указано: "Э", Республика Латвия".
Позиция Заказчика состояла в следующем. Согласно части 1 статьи 58 Таможенного кодекса Таможенного союза установлены общие положения о стране происхождения товаров. Страной происхождения товаров считается страна, в которой товары были полностью произведены или подвергнуты достаточной обработке (переработке) в соответствии с критериями, установленными таможенным законодательством Таможенного союза. Таможенный кодекс устанавливает, что под страной происхождения товаров может пониматься также группа стран, либо таможенные союзы стран, либо регион или часть страны, если имеется необходимость их выделения для целей определения страны происхождения товаров.
——————————–
Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 50. Ст. 6615. Указание в заявке участника: "Производитель – ООО "Л", Россия" свидетельствует о производителе товара, находящегося в России, а не о стране происхождения товара, утверждает представитель уполномоченного органа. В связи с этим представитель уполномоченного органа считает, что аукционная комиссия правомерно отказала в допуске к участию в аукционе в электронной форме участнику под порядковым номером 7 – ООО "Д". Таким образом, представление документов, подтверждающих страну происхождения товара, в соответствии с Таможенным законодательством необходимо только при ввозе товара на территорию Таможенного союза.
По мнению УФАС, жалоба является обоснованной, так как заявки содержат указание на страну происхождения медицинского оборудования – Россия, Латвия, что является достаточным для индивидуализации предлагаемого к поставке товара, в связи с чем рассматриваемые заявки необоснованно отклонены аукционной комиссией. В данном случае позиция ФАС правомерна, более того, в данном случае правовым обоснованием должна являться § 3 главы 76 "Гражданского кодекса Российской Федерации (часть четвертая)" .
——————————–
Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 52 (1 ч.). Ст. 5496. Кроме того, Закон N 44-ФЗ не устанавливает обязанностей по представлению документов, подтверждающих страну происхождения товара, за исключением предоставления преференций. Написание словосочетания "страна происхождения товара" не является обязанностью участника закупки, в связи с чем достаточно указания общепринятого слова "Россия". Отсутствие указанного словосочетания также не свидетельствует о непредставлении информации о стране происхождения товара, что явилось основанием отказа в допуске участнику аукциона.
Однако наибольшие сложности связаны с тем, что поданные участниками заявки не соответствуют извещению о проведении электронного аукциона.
Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А05-11949/2014, Арбитражный суд Северо-Западного округа (ФАС Северо-Западного округа).
Судом установлено, что для участия в аукционе поступило пять заявок. Одна из заявок отклонена, поскольку в ней в нарушение аукционной документации не указано конкретное количество поставляемого товара (1 030 штук), наименование или место происхождения товара (указана только страна, в которой произведен товар). Другая заявка отклонена в связи с тем, что в ней в нарушение пункта аукционной документации не указаны конкретное количество поставляемого товара (1 030 штук), а также конкретные параметры папок "Пенсионное дело" (размер 23.5 на 32 сантиметра; шитье блока нитками, скобами не менее 5 штук), наименование или место происхождения товара (указана только страна, в которой произведен товар).
УФАС сочло неправомерным отказ участникам закупки в допуске к участию в аукционе в связи с тем, что "не указано в заявке конкретное количество поставляемого товара – 1 030 шт.", поскольку описание объекта закупки не предусматривает указание количества товара, то есть количество товара не является каким-либо показателем объекта закупки.
Однако суды заняли иную позицию, посчитав, что в рассматриваемом случае из документации об аукционе следует, что требования к заявке на участие в электронном аукционе изложены аналогично требованиям пункта 1 части 3 статьи 66 Закона N 44-ФЗ. В обоснование позиции они указали, что аукционная комиссия правомерно и обоснованно отказала в допуске соответствующих заявок к участию в аукционе. Поскольку в силу части 3 статьи 66 первая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать не только согласие участника на поставку товара, но также и установленные аукционной документацией (соответствующие значениям, установленным документацией) конкретные показатели товара, которые отсутствовали.
Правильность позиции сомнений не вызывает.
Решение от 9 июня 2015 г. по делу N А56-13444/2015, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области).
Комиссией по итогам рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе было принято решение об отклонении заявки в связи с непредставлением информации. В протоколе рассмотрения первых частей заявок зафиксировано, что участником представлено в заявке только согласие и не содержатся конкретные значения товара. УФАС посчитало действия комиссии неправомерными. Однако Арбитражный суд посчитал доводы антимонопольного органа подлежащими отклонению по следующим основаниям. Первые части заявок на участие в электронном аукционе, помимо согласия, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 66 44-ФЗ, должны содержать конкретные показатели, соответствующие значениям, установленным документацией, наименование места происхождения товара или наименование производителя, предлагаемого для поставки товаров.
Приведение двух аналогичных дел подряд сделано с умыслом, дабы показать, что данная позиция является устоявшейся практикой. Бытует мнение о том, что в заявке участнику достаточно выразить согласие с тем, что изложено в аукционной документации. При этом указание дополнительных сведений не является нарушением, так как участник выразил согласие с тем, что содержится в извещении и документации. Однако данный путь представляется ошибочным. Если предположить, что приведенная позиция верна, то возникает два вопроса: с какой целью функционирует аукционная комиссия? Для рассмотрения заявок достаточно было бы одного сотрудника контрактной службы, который следил бы за тем, чтобы было указано согласие на участие в заявке. Второй вопрос: с какой целью законодатель указывает в норме права конкретный перечень сведений, подлежащих включению в заявку участника?
Таким образом, можно выделить общую тенденцию при применении статьи 66 Закона N 44-ФЗ, которая сводится к буквальному ее применению. Иными словами, заявка, поданная участником, должна соответствовать в полном объеме конкурсной документации, а также содержать в себе согласие участника и технические характеристики товара.

Читать еще:  Образец заявления выхода из партии единая россия

Отдельные вопросы практики применения Закона о контрактной системе

Юлия Полякова, Юрист Коммерческой группы Практика применения и толкования Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) находится на этапе начала формирования. Судебная практика на настоящий момент еще крайне скудна и не дает возможности установить общие подходы судов к тем или иным положениям Закона № 44-ФЗ. Тем не менее, уже существует достаточно обширная практика антимонопольных органов по применению Закона № 44- ФЗ при рассмотрении жалоб. В настоящей статье анализируются позиции антимонопольных органов о применении положений Закона № 44-ФЗ, касающихся:
  • оснований для проведения конкурса с ограниченным участием;
  • порядка обоснования начальной (максимальной) цены контракта; и
  • требования о необходимости указания наименования места происхождения товара.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Проведение конкурса с ограниченным участием В настоящий момент конкурс с ограниченным участием может быть проведен только в отношении товаров, работ и услуг, которые в силу технической и/или технологической сложности, инновационного, высокотехнологичного или специализированного характера могут быть поставлены только лицами, обладающими необходимым уровнем квалификации. Перечень таких товаров, работ и услуг утвержден Постановлением Правительства РФ от 28 ноября 2013 года № 1089 «Об условиях проведения процедуры конкурса с ограниченным участием при закупке товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Постановление № 1089). В Письме Министерства экономического развития РФ и ФАС РФ от 21 февраля 2014 года разъясняется, что в случае закупки товара, работы, услуги, указанных в Постановлении № 1089, проведение конкурса с ограниченным участием является правом, а не обязанностью заказчика. Он может избрать и иной способ определения поставщика, но в таком случае не будет иметь права устанавливать дополнительные требования к участникам закупки. Региональные управления ФАС РФ также выражают указанную позицию в решениях о рассмотрении жалоб участников закупок. Существенные затруднения на практике вызывает пункт 6 Постановления № 1089. Указанным пунктом предусматривается возможность проведения конкурса с ограниченным участием в отношении работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту особо опасных, технически сложных объектов капитального строительства, а также искусственных дорожных сооружений, включенных в состав автомобильных дорог федерального, регионального или межмуниципального, местного значения, а также работ, включенных в эту группировку, в случае если начальная (максимальная) цена контракта при осуществлении закупок для обеспечения государственных нужд превышает 150 млн. рублей, для обеспечения муниципальных нужд превышает 50 млн. рублей. Так, был объявлен конкурс с ограниченным участием в отношении выполнения работ по капитальному ремонту школы. Заказчик ссылался на то, что в соответствии с «ОК 034-2007 (КПЕС 2002). Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности» работы по капитальному ремонту включены в ту же группировку, что и работы по строительству особо опасных, технически сложных объектов строительства. УФАС по Красноярскому краю при рассмотрении дела указало, что детское образовательное учреждение не включено в перечень особо опасных и технически сложных объектов капитального строительства, установленный частью 1 статьи 48.1 Градостроительного кодекса РФ. В связи с этим антимонопольный орган посчитал, что проведение конкурса с ограниченным участием в указанном случае необоснованно. Порядок обоснования начальной (максимальной) цены контракта Закон № 44-ФЗ изменяет способы определения и обоснования начальной (максимальной) цены контракта (далее – НМЦК). Так, статьей 22 Закона № 44-ФЗ установлено 5 возможных методов для определения НМЦК: метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка), а также нормативный, тарифный, проектно-сметный и затратный методы. При этом приоритетным является метод сопоставимых рыночных цен. Рекомендации по обоснованию НМЦК каждым из указанных методов утверждены Приказом Минэкономразвития России от 2 октября 2013 года № 567. Однако анализ жалоб показывает, что на практике могут возникать спорные ситуации, при которых не ясно, соблюден ли заказчиком надлежащий порядок определения НМЦК. При использовании метода сопоставимых рыночных цен возникают вопросы, связанные с допустимостью используемых заказчиком источников информации о ценах, а также с достаточностью такой информации. Так, антимонопольные органы обычно признают не противоречащим положениям Закона № 44-ФЗ определение НМЦК на основании менее чем пяти коммерческих предложений при условии, что заказчиком предпринимались попытки получить достаточную информацию о ценах.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Например, в решении от 26 февраля 2014 года по делу №2-57-946/77-14 УФАС по Москве (жалоба № 01721000054/11.03.2014/6842)посчитал определение НМЦК на основании информации, поступившей от трех поставщиков, правомерным. При этом в решении было отмечено, что Закон о контрактной системе не содержит требования о предоставлении оригиналов документов, использованных при обосновании НМЦК, в связи с чем указание данных о поставщиках, от которых получены ответы, в составе аукционной документации, является достаточным. УФАС по Санкт-Петербургу в решении от 13 марта 2014 года по делу №44-60/14 (жалоба № признал правомерным определение НМЦК на основании только одного ответа потенциального поставщика о ценах на соответствующие товары, в связи с тем, что заказчиком было направлено несколько запросов, однако ответ пришел только от одного поставщика. Согласно части 3 статьи 22 Закона № 44-ФЗ при применении метода сопоставимых рыночных цен информация о ценах должна быть получена с учетом сопоставимых с условиями планируемой закупки коммерческих и/или финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг. УФАС по Челябинской области указал, что используемые для обоснования НМЦК коммерческие предложения должны быть сопоставимы по количеству поставляемого товара и условиям исполнения контракта. Несколько иную позицию выразил УФАС по Ханты-Мансийскому автономному округу в решении от 5 марта 2014 года №03/ВБ (жалоба № 03871000152/28.02.2014/1885). Антимонопольный орган указал, что в случае, если в коммерческом предложении не были учтены какие-либо характеристики закупаемых услуг, то необходимо установить, приводит ли это к снижению или повышению НМЦК. Нарушение порядка обоснования НМЦК, влекущее снижение НМЦК, не будет являться существенным, так как не приводит к необоснованному расходованию денежных средств, а напротив, ведет к их экономии. Стоит отметить, что управления антимонопольного органа в некоторых регионах считают, что решение вопроса о соответствии Закону № 44-ФЗ порядка обоснования НМЦК относится к компетенции органов финансового контроля, и поэтому не может быть рассмотрено антимонопольным органом. Требование о необходимости указания наименования места происхождения товара (НМПТ) На практике возникают вопросы, связанные с применением положений части 3 статьи 66 Закона № 44-ФЗ, в частности, с обязанностью участников указывать в первой части заявки на участие в электронном аукционе «наименование места происхождения товара или наименование производителя». Во-первых, антимонопольные органы при рассмотрении жалоб сходятся во мнении, что указание на конкретный товарный знак не приравнивается к указанию наименования производителя. Например, в решении от 3 марта 2014 года № 06/КС (жалоба № 03801000056/27.02.2014/719) УФАС по Республике Хакасия указал, что под одним товарным знаком продукцию могут выпускать разные производители. Поэтому указание товарного знака не является надлежащим исполнением обязанности, возложенной на участников статьей 66 Закона № 44-ФЗ. Во-вторых, антимонопольные органы считают, что, исходя из формулировки положений части 3 статьи 66 Закона № 44-ФЗ участник в любом случае, независимо от наличия или отсутствия конкретных товарных знаков, фирменных наименований и других объектов интеллектуальной собственности, обязан указывать либо НМПТ, либо наименование производителя. Анализ практики выявил смешение заказчиками и участниками закупок понятий «НМПТ» и «страна происхождения товара». Необходимо учитывать, что понятие НМПТ используется в Законе № 44-ФЗ в смысле, придаваемом ему Гражданским кодексом РФ (ГК РФ). В соответствии со статьями 1516-1518 ГК РФ НМПТ представляет собой средство индивидуализации, правовая охрана которому предоставляется при условии его государственной регистрации. Сведения обо всех зарегистрированных НМПТ содержатся в специальном реестре. Приравнивание НМПТ к стране происхождения товара является неправильным, что подтверждается административной практикой. Если товары, предлагаемые к поставке, отсутствуют в реестре НМПТ, для соблюдения требований Закона №44-ФЗ участнику закупки достаточно указать конкретного производителя товаров. Таким образом, антимонопольные органы уже начали вырабатывать определенные позиции в отношении применения отдельных положений Закона № 44-ФЗ. Однако поскольку Закон № 44-ФЗ действует не так давно, практика его применения находится только на стадии формирования. Ее дальнейшее развитие зависит от множества факторов, например, от поддержки судами решений антимонопольных органов или от дальнейшей выработки ФАС России каких-либо единых рекомендаций по применению положений Закона № 44-ФЗ.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Верховный суд опубликовал 73-страничный обзор практики рассмотрения дел, связанных с законодательством о контрактной системе в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. "Право.ru" обращает внимание на ключевые моменты обзора.

Если заказчик указывает в документации аукциона особые характеристики товара, которые отвечают его потребностям и необходимы с учетом специфики использования предмета закупки, это нельзя трактовать как ограничение круга ее потенциальных участников. В качестве примера ВС приводит следующее дело: медучреждение, выступающее заказчиком, оспаривало в арбитраже решение и предписание ФАС, которая признала его нарушившим ч. 2 ст. 33 закона о контрактной системе (правила описания объекта закупки). В документации тендера на закупку медикаментов было указано, что лекарство непременно должно поставляться во флаконах или эквивалентной упаковке, позволяющей обеспечить ее герметичность после вскрытия. Антимонопольщики потребовали отменить протоколы рассмотрения заявки на участие в аукционе и поправить документацию, исключив из нее требования к первичной упаковке. Суд первой инстанции признал решение ФАС незаконным, посчитав, что требования заказчика закона о контрактной системе не нарушают. В ч. 1 и 2 ст. 33 сказано, что заказчики при описании объекта закупки должны определить требования к нему так, чтобы, "с одной стороны, повысить шансы на приобретение товара именно с теми характеристиками, которые им необходимы, соответствуют их потребностям, а с другой стороны, необоснованно не ограничить количество участников закупки", указывает ВС. Указание на необходимость поставки лекарства в герметичной упаковке было обусловлено спецификой его назначения и способа применения: препарат в ампуле после того, как ее вскроют, нельзя будет хранить, чтобы воспользоваться им еще раз, флакон же решит это проблему. Это приведет к экономичному использованию лекарства и обеспечит соблюдение принципа эффективного использования источников финансирования. Вместе с этим будет соблюдаться и принцип конкуренции, поскольку иных ограничений, например, по количеству действующего вещества или дозировке в документации не было.

Возможное сужение круга участников закупки с одновременным повышением эффективности использования финансирования (обеспечением его экономии), исходя из положений п. 1 ст. 1 закона о контрактной системе, не может само по себе рассматриваться в качестве нарушения требований закона о защите конкуренции.
Да и то, что круг участников закупки сузился, антимонопольщики не доказали: в госреестре зарегистрированы два производителя, которые выпускают нужное лекарство во флаконах, и все семь участников закупки были готовы поставить препарат от обоих.

А вот включение в документацию требований, которые указывают на конкретного производителя товара, в отсутствие специфики его использования, нарушает ст. 33 закона о контрактной системе. Другой заказчик, который тоже закупал медикаменты, указал в документах такие требования к форме таблетки, способу ее деления и фасовке, которым соответствовал только препарат одного конкретного производителя. Один из участников тендера подал жалобу в ФАС, но ведомство признало ее необоснованной, и тот отправился в суд. Первая инстанция и апелляция согласились с антимонопольщиками, а арбитражный суд округа – нет. Он указал, что заказчик включил в аукционную документацию такие требования (лекарственная форма, дозировка, форма выпуска), которые "не относятся к фармакологическим свойствам лекарственного препарата, никак не связаны с терапевтической эффективностью и не обусловлены спецификой назначения и применения закупаемого препарата", зато прямо указывают на его единственного производителя. При этом доказательств того, что любой из участников закупки мог обеспечить поставку именно этого препарата, не было. Поэтому суд вполне обоснованно сделал вывод о том, что заказчик нарушил правила размещения документации, что "привело к созданию необоснованных препятствий для участников спорной закупки, повлекших сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции".

Если закон запрещает проводить госзакупку товаров, происходящих из иностранных государств, то участники аукциона должны приложить к заявке документы, подтверждающие страну происхождения товара, который они предлагают. Заказчик отклонил заявку участника тендера, потому что в документах к ней не было подтверждения, что товар производится в России, хотя в аукционной документации такое требование имелось. Несмотря на это, ФАС решила, что заказчик нарушил ч. 7 ст. 69 закона о контрактной системе, то есть приняла решение об отклонении заявки по основаниям, не предусмотренным ч. 6 все той же ст. 69, и предписала устранить нарушения. Заказчик вместо этого пошел в суд, требуя признать решение и предписание антимонопольщиков недействительными.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, указав, что затребованная заказчиком декларация "не является допустимым доказательством, позволяющим идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта", а иные документы, позволяющие определить страну происхождения предложенных к поставке товаров в заявке не значились. Арбитражный суд округа акты нижестоящих инстанций отменил, указав, что в силу п. 3 ч. 5 ст. 66 закона о контрактной системе заказчик не вправе в момент подачи заявок требовать документов о стране-производителе, которые по закону передаются уже вместе с товаром, да и нормами п. 2 ст. 456 ГК (обязанности продавца по передаче товара) такая обязанность не предусмотрена. В результате дело попало в ВС, где экономколлегия отменила постановление кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляции. Судьи напомнили о постановлении правительства № 1224 "Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства" от 24 декабря 2013 года и постановлении № 9 "Об установлении запрета на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства" от 14 января 2017 года. Оба они не допускают закупку иностранных товаров и услуг для нужд обороны и безопасности, за исключением случаев, когда в России они не производятся в принципе или не соответствуют требованиям заказчика. ВС указал, что заказчику товар был необходим именно для таких нужд, а значит, он имел право требовать документы, удостоверяющие страну происхождения. Но запрашивать ему стоило не декларацию, а, например, сертификат о происхождении товара, выдаваемый по правилам определения страны происхождения товаров в СНГ от 20 ноября 2009 года.

Стороны не могут допсоглашением изменять сроки выполнения работ по государственному (муниципальному) контракту, если иное не прописано в законе и заключенном в соответствии с ним контракте. Муниципалитет и застройщик заключили договор на строительство многоквартирного жилого дома, который должны были сдать до 1 ноября 2013 года. Позже выяснилось, что достроить его вовремя строительная компания не может, и стороны подписали дополнительное соглашение, которым откладывался ввод многоэтажки в эксплуатацию до 31 августа 2014 года. Прокурор посчитал, что оно противоречит закону о контрактной системе, и обратился в суд, требуя признать соглашение недействительным. Первая инстанция и апелляция отказали в иске, посчитав, что если сдать объект вовремя невозможно по объективным обстоятельствам, стороны могут изменить сроки допсоглашением. АС округа акты предыдущих инстанций отменил, сославшись на п. 2 ст. 34 закона о контрактной системе, где говорится что при заключении и исполнении контракта его условия должны оставаться неизменными за редкими исключениями (перечислены в п. 1 ст. 95 все того же закона). А временной невозможности исполнения обязательств, на которую ссылался застройщик, в этом перечне нет.

Суд счел, что проведение аукциона на одних условиях, а после фактическое их изменение (продление срока) для победителя "ограничило конкуренцию между участниками размещения заказа, что могло повлиять на цену контрактов".

Стороны государственного (муниципального) контракта не вправе заключать допсоглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Такое условие допсоглашения является ничтожным, если иное не следует из закона. Администрация муниципалитета по итогам конкурса заключила контракт с организацией на поставку оборудования. В ходе его исполнения выяснилось, что нужно закупить дополнительные единицы товара. По предложению заказчика стороны заключили допсоглашение, предусматривающее в том числе условие об увеличении цены контракта на сумму более 20%. Однако после поставки товара в новом объеме заказчик отказался оплачивать стоимость дополнительного оборудования, поэтому поставщик обратился с иском в суд. Первая инстанция и апелляция полностью удовлетворили исковые требования. Суды указали, что документация о закупке предусматривала возможность изменения условий контракта, при этом поставщик доказал факт заключения допсоглашения с заказчиком и то, что последний принял товар. АС округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования поставщика частично: в размере, соответствующем 10% от цены контракта. Согласно п. 1 ст. 95 закона о контрактной системе изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта возможно лишь при одновременном соблюдении двух условий: 1) такая возможность предусмотрена в документации о закупке и контракте, 2) если по предложению заказчика увеличивается количество товара с последующим пропорциональным увеличением цены, но не более чем на 10% от цены контракта. Таким образом, закон предусматривает ограничения для изменения цены контракта. Эти ограничения касаются как поставщика, так и заказчика, и объясняются тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия поставки заранее, и победитель определяется исходя из предложенных им условий. В документации о закупке и контракте, заключенном сторонами, предусмотрена возможность его изменения по соглашению сторон. Вместе с тем условие допсоглашения, согласно которому цена контракта увеличивается более чем 10%, является ничтожным, поскольку противоречит закону и при этом посягает на публичные интересы и права третьих лиц – других участников закупки.

Поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в отсутствие контракта не дает исполнителю право требовать их оплаты. Компания на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, представляла ее интересы в суде. При этом договор стороны не заключали. Сославшись на то, что администрация не оплатила услуги, фирма обратилась в суд с иском о взыскании с нее неосновательного обогащения. Первая инстанция удовлетворила исковые требования. Она исходила из того, что администрация получила услуги от компании, а следовательно, должна их оплатить. Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, с ней в дальнейшем согласилась кассация. Дело дошло до ВС. Оказывая услуги без муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами закона о контрактной системе, фирма не могла не знать, что работы выполняются ей в отсутствие обязательств, указал ВС. Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК она не вправе взыскивать с администрации плату за фактически оказанные услуги. Другой подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм закона о контрактной системе. В итоге ВС оставил постановление суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения.

При этом нельзя отказывать в удовлетворении иска об оплате услуг, оказанных в отсутствие госконтракта или с превышением его максимальной цены, в случаях, когда из закона следует, что их оказание является обязательным для исполнителя вне зависимости от его волеизъявления. Государственное медицинское учреждение заключило с частной медорганизацией договор по оказанию специализированной медпомощи пациентам. Когда срок договора истек, стороны по итогам открытого аукциона заключили новый госконтракт на оказание медуслуг. Однако исполнитель указал, что оказывал помощь пациентам, направляемым заказчиком, также в период между истечением первого договора и заключением второго. Задолженность компания решила взыскивать через суд. Первая инстанция и апелляция отказались удовлетворить ее иск, указав, что услуги оказывались в спорный период в отсутствие госконтракта.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Однако кассация отменила вынесенные ими акты. Гемодиализ (метод заместительной почечной терапии) оказывается пациентам с хронической болезнью почек, то есть является жизненно важной процедурой, которую нельзя прерывать. Поэтому медорганизация была не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медпомощи из-за превышения объема финансирования для оплаты оказанных медуслуг. Кроме того, лечебная организация в силу закона "Об обязательном медицинском страховании в РФ" не вправе отказать в медпомощи обратившимся застрахованным гражданам. Довод заказчика о том, что исполнитель должен был перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, кассация отклонила как не основанный на положениях законодательства РФ. При этом бездействие заказчика, а именно непроведение им конкурса и незаключение госконтракта в необходимый для бесперебойного оказания медпомощи срок, в таких случаях не может служить основанием для прекращения или приостановления выполнения государственно и социально значимых функций, заключила кассация.

Собственник помещения в здании обязан оплачивать расходы по содержанию и ремонту общего имущества в силу закона. Эта обязанность не обусловлена наличием договорных отношений и заключением государственного (муниципального) контракта. Управляющая компания обратилась в суд с иском к муниципалитету, которому принадлежит помещение в многоквартирном доме. УК потребовала взыскать с собственника задолженность за услуги по содержанию и ремонту общего имущества. Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска, указав, что договорные отношения с муниципалитетом возможны только на основании заключенного муниципального контракта. Однако стороны его не заключали. Кассация отменила акты нижестоящих инстанций. Арбитражный суд округа пришел к выводу, что обязательство собственника нежилых помещений по оплате расходов на содержание и ремонту общего имущества возникает в силу закона и не обусловлено наличием договорных взаимоотношений с УК. Последняя также в силу закона обязана оказывать услуги по содержанию общедомового имущества в многоквартирном доме, и она не могла отказаться от этих обязательств даже при отсутствии контракта с муниципалитетом. А тот факт, что он не заключил соответствующий контракт, не освобождает его от внесения платы за содержание общедомового имущества.

21
мая

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Практика применения 66 федерального закона 44 фз: 9 комментариев

  1. berkey

    This is really attention-grabbing, You are an excessively professional blogger. I’ve joined your feed and look forward to in quest of extra of your magnificent post. Additionally, I’ve shared your web site in my social networks|

  2. car buyers houston

    I am really impressed together with your writing abilities and also with the layout in your weblog. Is that this a paid topic or did you customize it your self? Either way keep up the nice high quality writing, it’s rare to look a nice blog like this one nowadays..|

  3. we just did 46

    I am not certain the place you’re getting your info, however good topic. I needs to spend some time studying much more or working out more. Thanks for fantastic info I was on the lookout for this info for my mission.|

  4. fathor t shirt

    I know this if off topic but I’m looking into starting my own weblog and was curious what all is needed to get setup? I’m assuming having a blog like yours would cost a pretty penny? I’m not very web smart so I’m not 100% positive. Any suggestions or advice would be greatly appreciated. Cheers|

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.