Практика судов о признании сделки недействительной

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Люди ежедневно совершают десятки мелких сделок, мало задумываясь об этом, настолько стали привычны эти действия. Владельцам собственного дела приходится заключать более крупные сделки, но для них это тоже вполне обычно. К вложениям больших сумм денег отношение, как правило, более внимательное. И все же иногда заключенная сделка оказывается недействительной.

Сделка и ее пороки

Фактически все действия, связанные с вещами и деньгами, являются сделками. Совершая их, люди обзаводятся правами и обязанностями по отношению друг к другу. Об этом сказано в ст. 153 ГК РФ. Если же действия были предприняты, но желаемых для себя последствий совершившие их лица не получили, то можно говорить о том, что такая сделка недействительна. Так происходит в тех случаях, когда появляются нарушения (пороки) установленных законом условий действительности сделки. Они могут касаться:
  • субъектного состава (участников);
  • их воли и ее изъявления;
  • содержания сделки;
  • формы ее совершения.
Если хотя бы один из указанных пороков выявлен, действительность совершенных таким образом или данными участниками юридически значимых действий может оказаться под вопросом. В том случае, когда нарушения существенны, сделка оказывается недействительной целиком. То есть любые, совершенные для ее исполнения действия не порождают юридических последствий. Судебная практика, накопленная по гражданским делам об оспаривании таких действий, свидетельствует о том, что встречаются также сделки недействительные не полностью, а только в какой-либо части, где имеются нарушенные условия (пороки). Если они не оказывают существенного влияния, то есть без них можно обойтись, то следует признание недействительной только части, содержащей пороки. В теории гражданского права сложилось разделение сделок с пороками на две большие категории (ст. 166 ГК РФ):
  • ничтожные, то есть абсолютно недействительные;
  • оспоримые, недействительность которых относительна.

Недействительность абсолютная

Главное ее отличие заключается в том, что независимо от того, будет ли она признана таковой судом, ничтожная сделка является недействительной в силу указаний закона. Любой юрист по гражданским делам перечислит случаи, когда доказывать отсутствие правовых последствий совершенных действий не придется. Сделка будет абсолютно недействительной, если она:
  • не соответствует требованиям, установленным в нормативных актах, прежде всего законах;
  • цели ее совершения заведомо противоречат законному порядку (прямо запрещены);
  • не имеет целью создать какие-либо значимые последствия (мнимая);
  • маскирует совершение иной сделки (притворная);
  • имеет одной стороной человека, не обладающего дееспособностью (по решению суда или в силу малолетству).
Все нарушения, допущенные при совершении таких действий, столь серьезны, что нет необходимости в судебном признании этого факта. Но накопленной практикой опыт свидетельствует о том, что подтверждение ничтожности устраняет правовую неопределенность у участников такой сделки. В гражданском обороте это может оказаться важным, ведь ничтожная сделка затрагивает имущественные интересы. Примерами ничтожных сделок, как показала судебная практика, могут служить такие действия:
  • картельный сговор для удержания высоких цен (запрещен антимонопольным законодательством);
  • дарение или продажа дорогих вещей ребенком до 14 лет (отсутствие дееспособности);
  • оформление договора дарения вместо продажи недвижимости с целью скрыть доход от налогообложения (притворная сделка) и т.д.

Относительная недействительность

Относительно же недействительная сделка считается соответствующей закону до тех пор, пока любая из ее сторон не заявит, что совершенные действия нарушили ее права, то есть не оспорит ее. Признание такой сделки недействительной осуществляется на основе иска в обычном для гражданских дел судебном порядке.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Но не любое нарушение прав или интересов служит основанием для такого иска. Список оснований для оспаривания сделок довольно ограничен. Недействительной может быть признана сделка, если она была совершена:
  • юрлицом или его представителем за рамками его правоспособности (без лицензии, вопреки Уставу, доверенности и т. д.);
  • подростком 14-18 лет без одобрения родителей (опекуна, усыновителя и др.);
  • взрослым, в отношение которого установлено ограничение дееспособности;
  • дееспособным, но не понимающим значения совершаемых действий лицом;
  • в результате заблуждения, имеющего существенное значение;
  • под угрозой, обманом, с применением насилия;
  • является кабальной, то есть крайне невыгодной, вынужденной.
В практике по гражданским делам сложилось, что иск о судебном признании сделки недействительной подает та сторона, которая пострадала от ее совершения. При этом истцу придется доказывать, что действительно имеются пороки содержания, воли (заблуждения, кабальные условия) или субъектного состава (у участника душевная болезнь или есть решение суда об ограничении дееспособности). На ответчике же лежит обязанность доказать, что его действия не имели под собой намерения нарушить права истца и требования закона. Особенно это относится к кабальным или заключенным под принуждением или заблуждением сделкам. Или же отсутствие желания обмануть третьих лиц при совершении ничтожных (мнимой или притворной) сделок.
Совет: перед подачей иска о признании недействительности невыгодой сделки проконсультируйтесь у юриста относительно наличия оснований для оспаривания.

Если сделку признали недействительной

Кроме признания сделки недействительной решение суда включает применение последствий признания такого факта. Как правило, если сделка ничтожна или успешно оспорена, то все совершенные в ее ходе действия изначально не имеют юридической силы. Поэтому, для таких сделок применяют особые правовые способы «исправления» положения:
  • реституцию (двух- или одностороннюю);
  • обращение в доход РФ (конфискацию);
  • запрет реституции;
  • возмещение ущерба.

Реституция

В большинстве случаев судебной практики выбирают такую меру, как возвращение отношений в первоначальное состояние — реституцию. Это самое часто встречающееся на практике последствие недействительности сделки. То есть, обе стороны возвращают вещи, которые они уже успели получить, или их стоимость, когда вещь вернуть невозможно. Никаких дополнительных материальных последствий при этом для любой из сторон нет. Реституция применяется как для ничтожных, так и для сделок, признание которых недействительными состоялось в результате оспаривания. Только в отличие от притворной или мнимой сделок, сторонам придется доказать, что нарушение условий, предусмотренных для данного вида отношений, действительно есть. Возвращение в изначальное состояние происходит, если суд вынесет такое решение по данному делу.

Конфискация

Особое место по применяемым последствиям среди ничтожных занимает сделка, совершение которой прямо запрещено законом. Если суд установит, что хотя бы с одной из сторон имелся умысел, то есть изначально ставилась цель нарушить закон, то вместо реституции будет применена конфискация. То есть обращение полученного по данной сделке в имущество государства. Это может касаться только одной или обеих сторон. Те же меры могут быть применены к кабальной сделке или совершенной под влиянием насилия, угрозы, обмана. Понятно, что сторона, соглашающаяся на совершение каких-либо действий, в данных обстоятельствах и так пострадала. То есть в отличие от притворной или мнимой, кабальная сделка не предполагает сговора или согласования действий. Поэтому наказывается только одна из сторон. А заключившему сделку на невыгодных для себя (кабальных) условиях участнику, все, что он передал, возвращается.

Запрет реституции

Очень часто имущество, полученное по недействительной сделке к моменту вынесения судебного решения, успело сменить владельца. Который скорее всего не имеет ни малейшего отношения к недействительной (мнимой, притворной, кабальной и т. д.) сделке. И реституция, которая требует вернуть все в первоначальное состояние, может нарушить его права.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Реституция в этом случае окажется невозможной. Чаще всего это происходит не в отношениях между гражданами, а в коммерческой деятельности, например, при незаконной продаже предприятия. Составляющее этот сложный комплекс имущество может обрести нескольких новых хозяев, чьи интересы будут затронуты реституцией.

Возмещение ущерба

Сделка, совершенная с нарушением требований, может привести к тому, что у одной из сторон возникнут убытки. Особенно часто это заметно, если сделка совершается на крайне невыгодный для одной из сторон условиях, то есть кабальная по своей сути. Согласиться на нее могут вынудить разные обстоятельства, но есть один важный момент. Вторая сторона, зная о тяжелых обстоятельствах контрагента, умышленно настаивает на кабальных условиях. Довольно часто на кабальных условиях происходит раздел совместно нажитого имущества. Если пострадавшая сторона затем обращается в суд для признания данной сделки недействительной, то она вправе требовать не только реституции, но и возмещения реального ущерба, который у нее возник в результате кабальной сделки. Стороны же притворной или мнимой сделки не могут требовать друг от друга возмещения ущерба, так как незаконность действий здесь взаимная.
Совет: Если в исковом заявлении указано требование о возмещении ущерба, то его размеры необходимо подтвердить документами (договором, чеками и т.д.)
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 11 апреля 2017 г. N 18-КГ17-2 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Кликушина А.А., судей Юрьева И.М. и Назаренко Т.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу, по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

по кассационной жалобе Квакова С.Н. и Кваковой Э.Н., а также кассационной жалобе нотариуса Геленджикского нотариального округа Краснодарского края – Краснопеевой С.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Квакова С.Н. и его представителя Коробковой Л.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Широковой С.Г. – Гаглоева М.П., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что ее отец Стрижак Г.С. по договору купли-продажи от 21 апреля 2014 г. продал Кваковой Э.Н. за 150 000 руб. принадлежащий ему земельный участок площадью кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью кв. м, находящихся по адресу: . По мнению Широковой С.Г. данная сделка является притворной, поскольку действительная воля Стрижака Г.С. была направлена на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н., чтобы наследники по закону после смерти наследодателя не могли претендовать на данное имущество. После совершения данной сделки Стрижак Г.С. остался проживать в спорной квартире. Цена сделки занижена. Кроме того, Широкова С.Г. указала, что на земельном участке по указанному выше адресу расположен хозяйственный блок, право собственности на который признано за Стрижаком Г.С. на основании решения Геленджикского городского суда Краснодарского края от 24 сентября 2004 г., но не было зарегистрировано в регистрирующем органе. Несмотря на то, что данный объект недвижимости в предмет договора купли-продажи от 21 апреля 2014 г. включен не был, за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на него. 30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер. Единственным наследником Стрижака Г.С. по закону является Широкова С.Г.
Читать еще:  Раздел квартиры купленной на материнский капитал
Кроме того, Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что после смерти своего отца Стрижака Г.С. она обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края с заявлением о принятии наследства. Однако узнала, что 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил ее наследства. По мнению Широковой С.Г., данное завещание является недействительным по основаниям ст. 179 ГК РФ, как сделка, совершенная под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н., поскольку Кваков С.Н. не является сыном наследодателя Стрижака Г.С. По мнению Широковой С.Г., в случае если бы наследодатель не считал, что Кваков С.Н. его сын, он не составил бы завещание в его пользу и не лишил бы истца наследства. Нотариус Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеева С.В. возражала против иска о признании завещания недействительным. Пояснила, что при удостоверении завещания состояние Стрижака Г.С. не давало повода усомниться в его дееспособности, нотариус не уполномочена проверять родство наследодателя и наследника, и, кроме того, завещатель вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом в пользу любого лица по своему усмотрению. При этом, указала, что завещатель Стрижак Г.С. настаивал на включении в завещание указание на лишение дочери наследства. Также нотариус пояснила, что завещание составлено ею в помещении нотариальной конторы при личной явке Стрижака Г.С., текст завещания записан нотариусом со слов наследодателя верно, завещание соответствует воле завещателя, до подписания завещания оно полностью прочитано наследодателем в присутствии нотариуса, разъяснены правовые последствия. Определением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 28 января 2016 г. дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу и дело по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным объединены в одно производство. Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 10 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г. отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым исковые требования Широковой С.Г. удовлетворены. В кассационных жалобах Кваков С.Н., Квакова Э.Н., а также нотариус Краснопеева С.В. просили отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 17 марта 2017 г. кассационные жалобы заявителей с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу. Судом установлено, 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил наследства свою дочь Широкову С.Г. (т. 2, л.д. 57). 21 апреля 2014 г. между Стрижаком Г.С. (продавцом) и Кваковой Э.Н., (покупателем) заключен договор купли-продажи земельного участка площадью кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью кв. м, находящихся по адресу: (т. 2, л.д. 12). Право собственности Кваковой Э.Н. зарегистрировано в реестре прав 22 апреля 2014 г. (т. 2, л.д. 13, 30). Также 2 марта 2015 г. за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на хозяйственный блок по указанному выше адресу общей площадью кв. м (т. 2, л.д. 11). 30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер (т. 2, л.д. 19). 24 октября 2015 г. Широкова С.Г. обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Сидиропуло А.И. с заявлением о принятии наследства как наследник по закону (т. 2, л.д. 40). Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г., суд первой инстанции указал, что поскольку Стрижак Г.С. завещал свое имущество Квакову С.Н. в 2013 году, отсутствуют доказательства того, что договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г. заключен с целью прикрыть завещание в пользу Кваковой Э.Н., в связи с чем оснований для признания заключенной сделки недействительной не имеется. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истец не может являться наследником имущества умершего Стрижак Г.С, поскольку своей волей, выраженной в завещании от 13 ноября 2013 г., наследодатель лишил истца права наследовать после него спорное имущество. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении требований Широковой С.Г., суд апелляционной инстанции исходил из того, что завещание от 13 ноября 2013 г. в пользу Квакова С.Н. составлено наследодателем Стрижак Г.С. под влиянием обмана со стороны ответчиков относительно его отцовства в отношении Квакова С.Н. Родство Стрижак Г.С. с ответчиком Кваковым С.Н. документально не подтверждено. В отношении сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г. суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку после совершения сделки имущество покупателю фактически не передавалось, Стрижак Г.С. до своей смерти продолжал проживать и быть зарегистрированным в спорной квартире и факт получения Стрижаком Г.С. денег от покупателя не подтвержден, данная сделка является недействительной, так как была совершена с целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С., направленную на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н. При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку при жизни Стрижак Г.С. в установленной законом форме, предусмотренной статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации не составил завещание в пользу Кваковой Э.Н., подлежат применению последствия недействительности ничтожной сделки в виде аннулирования права Кваковой Э.Н. на спорное имущество.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям. В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным. Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума). При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.
Читать еще:  Срок исковой давности по кредитной карте тинькофф
Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным. Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были. В силу пункта 5 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Согласно пункту 1 статьи 1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом (пункты 1 и 2 статьи 1125 ГК РФ). Как разъяснил Пленум Российской Федерации в пункте 21 постановления от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ. В силу статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Согласно пункту 99 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" сделка под влиянием обмана, совершенного как стороной такой сделки, так и третьим лицом, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (пункт 2 статьи 179 ГК РФ). Обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота (пункт 2 статьи 179 ГК РФ). Обращаясь в суд с иском, Широкова С.Г. ссылалась на то, что данное завещание является недействительным по основаниям статьи 179 ГК РФ, как сделка, совершенная Стрижаком Г.С. под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н. Однако доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, Широковой С.Г. в нарушение 56 ГПК РФ представлено не было, в материалах дела таких сведений не содержится. Доводы истца о том, что названное завещание недействительно ввиду того, что Стрижак Г.С. при совершении завещания был введен в заблуждение Кваковой Э.Н. относительно своего отцовства в отношении Квакова С.Н., который не является его сыном, и что если бы наследодатель знал это обстоятельство, то не лишил бы истца наследства, признаны судом первой инстанции несостоятельными. В соответствии со статьей 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. По смыслу данной нормы наследодатель вправе завещать принадлежащее ему имущество любому лицу, независимо от того, находится ли данное лицо в родственной связи с наследодателем или нет.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Таким образом суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии законных оснований для признания завещания недействительным в порядке статьи 179 ГК РФ. Опровергая выводы суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 195, 198 ГПК РФ не привел мотивов, по которым пришел к противоположному, чем суд первой инстанции выводу о заключении оспариваемого завещания под влиянием обмана. В своем исковом заявлении Широкова С.Г. также ссылалась на то, что, договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенный между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., является притворной сделкой, имеющей целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С. на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н. Согласно статье 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила. В пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ). Из содержания указанной нормы и разъяснений Пленума следует, что в случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. В связи с этим для установления истиной воли сторон имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны. Эти значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены не были. В нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вывод суда апелляционной инстанции о притворном характере сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенной между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., не мотивирован, доказательства, на которых основан вывод суда о притворном характере совершенной сделки, не приведены. С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска у суда апелляционной инстанции не имелось. Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение. Уважаемые коллеги! В нашем случае было признано недействительным соглашение о зачете. Но объединить требования мы можем и с теми ответчиками по аналогичным делам, в которых признаны недействительными другие сделки, а также действия (перечисление сумм, например), в результате которых, по мнению суда, произошло предпочтительное перед другими кредиторами удовлетворение. 5.12.2018 года мы подали жалобу в ВС РФ в порядке надзора в связи с фундаментальными нарушениями норм права. Рассмотрение будет формальным, в передаче дела в Президиум по таким делам всем отказывают. После этого у нас будет 1 год на подачу жалобы в Конституционный суд и 6 месяцев – на обжалование в ЕСПЧ. Если в эти инстанции обращается одновременно большого количества лиц с аналогичными требованиями, увеличиваются шансы на успех. Предлагаю объединяться всем, кому позволяют процессуальные сроки. Если кто-то успевает подать жалобу в ВС в порядке надзора, пишите, можем обсудить обоснование жалобы. Конституционный суд неоднократно (Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 1048-О, Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2013 г. N 1481-О), отказывая в принятии к рассмотрению жалобы, поскольку она не отвечает требованиям закона, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд РФ признается допустимой, указывал на то, что нормы п.1 и 2 ст. 61.3. ФЗ «О банкротстве» «… не предполагают вынесение судом решения о признании сделки недействительной по одному лишь указанному формальному основанию и не препятствуют суду при рассмотрении соответствующего дела исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании». По существу, Конституционный суд своей правовой позицией отменил п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 от 23 декабря 2010 г., на основании которого суд признает все оспариваемые сделки, совершенные за месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, недействительными, не исследуя вопросы правонарушения кредитора, а также его осведомленности о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, добросовестности кредитора и другие вопросы, которые могли бы повлиять на принятие решения. Однако, суды продолжают формально рассматривать дела о признании сделок с предпочтением, заключенных за месяц до принятия заявления о признании должника банкротом. Принимая во внимание ст. 15 Конституции РФ суд любой инстанции в первую очередь должен руководствоваться Конституцией РФ, а если решение обосновывается ссылкой на закон, следует в решениях подтвердить соответствие закона Конституции. Отсутствие в судебных актах мнения суда о соответствии или несоответствии Конституции РФ ст. 61.3 закона «О банкротстве», п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 и сложившейся на его основе практики, может свидетельствовать о выходе за пределы поля зрения суда этого важного для участников гражданского оборота вопроса или о согласии с доводами представителей ответчиков. В противном случае в мотивировочной части актов были бы убедительные доводы о соответствии норм закона и судебной практики Конституции РФ.
Читать еще:  Почта россии отправка посылки за счет получателя
На наш взгляд нормы ст. 61.3 ФЗ «О банкротстве», п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 и сложившаяся на его основе практика признания всех оспоренных сделок, заключенных за месяц до принятия судом заявления о банкротстве, без выяснения обстоятельств, свидетельствующих о правонарушении, об умысле предпочтительного удовлетворения требований (что не является правонарушением, а составляет суть предпринимательства, основу конкуренции в бизнесе) не соответствует требованиям Конституции РФ, ее статьям 8,17,34,35,55,123 так как законные сделки признаются недействительными без нарушений со стороны кредитора, что подрывает гражданский оборот, доверие населения и бизнес сообщества к государству, нарушает права и свободы граждан, закрепленные в Конституция РФ. Более того, свободное предпринимательство строится на принципах свободы договора и деятельности в рамках закона, направленной на возможность получения прибыли. Прибыль каждый предприниматель тратит сообразно своим представлениям о добре и справедливости. Например, на капитализацию бизнеса, что даст возможность его развития и повышения уровня благосостояния его работников. Высокие доходы граждан – залог богатства государства. Бизнес выполняет социальные задачи, участвует в благотворительности. Когда коммерческие структуры лишают возможности получить прибыль, изымают из оборота часть имущества, должно быть очевидно за какое правонарушение и для каких общественно значимых целей это делается.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

По мнению ряда ученых в ходе реформы гражданского права, его рецепции и модернизации «…мы являемся свидетелями процесса социализации гражданского права, сопровождающимся свертыванием позитивистского подхода в праве, по сути смены правовой парадигмы, когда на первое место в правопонимании выходят принципы добросовестности, справедливости и разумности, обладающие сверхимперативностью по отношению к обычной норме права». Там же приводится слова Шармон (Charmont): "культ писаного закона, привычка не замечать ничего, кроме его текста, изолирует право, разлучает его с другими общественными науками, превращают правоведение во второстепенное ремесло. Юрист в конечном итоге теряет ощущение того, что справедливо и что несправедливо, что гуманно и что негуманно. Он не оценивает закон…» (Реформа обязательственного права России: проблемы и перспективы (отв. ред. д.ю.н. Е.Е. Богданова) 2018.) Доктрина содержит мнение о том, что с позиций юридического позитивизма не всегда понятно содержание правовых норм, причины и основания их введения. «Отсюда может сложиться впечатление, что право представляет собой всего лишь продукт произвола правящей элиты. Это, в свою очередь, отрицательно сказывается на легитимности правовых норм» (А.Я. Рыженков, доктор юридических наук, профессор). Поэтому предлагаю рассматривать проблему судебной практики по признанию в процедурах банкротства законных сделок недействительными, разрушающей стабильность гражданского оборота, не с позиций юридического позитивизма. К вопросу об общественной значимости цели, преследуемой при изъятии имущества добросовестных участников гражданского оборота. Единый федеральный реестр сведений о банкротстве представил бюллетень «Банкротство компаний», согласно которому 67% компаний, признанных банкротами, не выплачивают кредиторам по итогам банкротства ничего. Согласно таблицы соотношения стоимости имущества должника и суммы удовлетворенных требований кредиторов только 2% всех требований удовлетворяются в процедуре банкротства должников, имевших имущества на сумму свыше 50 млн. рублей. Т.е. во всех подобных делах кредиторы третьей очереди не получают удовлетворения, не смотря на наличие имущества должника. Обычно в пользу права КУ оспорить законную сделку недействительной, взыскать ее сумму в конкурсную массу высказывается аргумент о наличии в законе права кредитора заявить свои требования на сумму порушенной сделки и встать в третью очередь кредиторов. По данным Федресурса из 3 443 936 186 210,12 рублей требований, включенных в реестр требований кредиторов (кроме кредиторов 1 и 2 очереди), удовлетворено 2 116 865 002,81 рублей (в том числе требования кредиторов третьей очереди), т.е. 0,062%. Процент всех удовлетворенных требований чуть больше – 0,064% (Сумма всех удовлетворенных требований – 2 197 378 524,65, включено в реестр всех требований 3 457 202 159 910,48 руб). Вознаграждения, выплаченные арбитражным управляющим, составляют 4 284 053 030,24 рублей. Оплата услуг лиц, привлеченных АУ для обеспечения своей деятельности, – 2 909 948 839,42 рублей. Всего – 7 194 001 869 рублей, т.е. в 3 раза больше суммы всех удовлетворенных требований кредиторов. Возможно, противоречащее абз. 3 п. 2 ст. 166 ГК РФ право АУ требовать признания законных сделок недействительными и забирать их стоимость не для восстановления нарушенного права третьих лиц (например, лиц, перед которыми было выявлено предпочтение), а для зачисления в конкурсную массу, из которой получают затем средства на содержание, заключается в их особом правовом статусе. АУ, согласно п. 1 ст. 20 ЗоБ занимаются профессиональная деятельность, частной практикой, которая, как и ранее предусмотренная законом обязанность АУ регистрироваться в качестве предпринимателя, по мнению КС РФ «не сочетается с реальным характером деятельности АУ как лица, осуществляющего преимущественно публичные функции» (п.5 Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. N 12-П). Удовлетворение требований кредиторов при недостаточности имущества должника в разы усложняет задачу, но не меняет ее по сути. Следовательно, приставы и АУ выполняют одну и ту же задачу, имея принципиально разный статус. Как отмечал ЕСПЧ по делу Котова в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 3 апреля 2012 г.: «… в отличие от конкурсных управляющих приставы наделены полномочиями по принудительному воздействию, помимо того, что они назначаются, их работа оплачивается, и они тщательно контролируются компетентным государственным органом. Таким образом, в контексте процедуры банкротства государство-ответчик оставило управление несостоятельными компаниями в руках их кредиторов и конкурсных управляющих, назначенных ими, тогда как в контексте исполнительного производства оно предпочло действовать через собственных должностных лиц и непосредственно нести ответственность за их действия». ЕСПЧ (по делу Котова, Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 апреля 2012 г.) и КС РФ сходятся во мнении, что АУ передана часть публичных, а по сути государственных, функций. Конституция РФ напрямую не называет антикризисное управление имуществом частных субъектов гражданского оборота функцией государства, но необходимость такого регулирования в интересах общества очевидна. Финансирование профессиональной деятельности, частной практики АУ за счет имущества должника и, как следствие, кредиторов, оправданно, но не в соотношении 1х3 в пользу АУ. Стоимость этой деятельности должна составлять небольшую часть от имущества должника. Согласно п. 4 ст. 20.3 ЗОБ «арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества». Если государство признает эту деятельность как выполнение части своих функций в интересах всего общества, то должна быть разработана система мотивации, не нарушающая фундаментальных прав добросовестных участников гражданского оборота, чтобы сохранялся принцип социальной справедливости. Антикризисное управление осуществляется в интересах всего общества, а не отдельных граждан и юрлиц, следовательно, расходы отдельных членов общества следует рассматривать как непоименованный в НК налог и зачесть им эти расходы в налоговую нагрузку. Несправедливость проявляется в отношении лиц, которые кредиторами не являлись, но имущество у них изымается в результате признания законной сделки недействительной. За счет имущества этих лиц частично происходит оплата деятельности АУ. Никто не считал какую часть оплаты составляет это имущество. Но так как у 62% должников (данные за 2017 год) отсутствует имущество, возможно, это солидная часть оплаты. За 2017 год суды рассмотрели 6296 заявлений о признании сделок должника недействительными и удовлетворили чуть меньше половины из них. Какую часть из них и на какую сумму составляют иски по сделкам с предпочтением из отчетов не видно. Но по утверждению самих АУ и судей практически все заявления по оспариванию сделок с предпочтением удовлетворяются. Вениамин Федорович Яковлев в статье «К 20-летию образования арбитражных судов» в Вестнике ВАС в 2012 г. сожалел, что не удалось создать такие же эффективные элементы инфраструктуры как институт присяжных попечителей при коммерческих судах в дореволюционной России. «Это были очень хорошо подготовленные специалисты, работа которых контролировалась судами, и поэтому не было тех безобразий, что связаны у нас с институтом арбитражных управляющих. В целом институт присяжных попечителей в дореволюционной России был более эффективным, чем современный институт арбитражных управляющих». Выхода видится как минимум 2: либо запретить совершать сделки с предпочтением (совсем подорвать гражданский оборот, но при этом будет основание для признания сделок недействительными) или определить законный механизм стимулирования выполнения АУ той части функций, которую государство передало этим лицам, занимающимся частной практикой, и исключить из закона о банкротстве нормы о признании недействительными сделок с предпочтением, заключенных за месяц до принятия судом заявления о банкротстве.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Почти 10 лет действует глава III.I закона о банкротстве, но законодатель до сих пор не запретил совершать сделки с предпочтением в гражданском обороте. Видимо, это невозможно. Однако, все 10 лет эти сделки успешно оспариваются и за счет их сумм пополняются конкурсные массы должников. Первый путь, конечно, неприемлем. А во втором случае не придется расплачиваться с АУ уступками в виде судебной практики, обосновывающей пополнение конкурсной массы за счет признания недействительными законных сделок, совершенных добросовестными участниками гражданского оборота, только на том основании, что они были совершены за месяц до принятия судом заявлений о признании должника банкротом. Взыскивая сумму сделки в конкурсную массу, АУ с помощью суда создают себе и помощникам (оценщикам и др. лицам по договорам) стабильный доход, не зависимый от бюджета, но формирующийся за счет денег граждан РФ, т.е. имеющий все признаки налога, не поименованного НК РФ. Уступка эта производится за счет нарушения фундаментальных норм права (установленных Конституцией, ГК РФ) и принципов процессуального законодательства, в частности, принципа равенства сторон, что недопустимо в цивилизованном государстве. АУ постоянно снижаются стандарты доказывания («Стандарты, доказывание и ВС» А.А. Смола), а кредиторам эти стандарты неоправданно завышаются путем презюмирования недобросовестности вопреки нормам ст. 10 ГК (презюмирующим добросовестность) и даже откровенным запретом на доказывание обратного, что подрывает те устои государства, ради которых АУ и передана часть функций государства. Законы пишутся государством в том числе и для его органов и для лиц, выполняющих часть государственных функций. Вопрос остается актуальным, так как тенденция передачи АУ функций госорганов продолжается, что подтверждает законопроект о модернизации порядка установления требований кредиторов, разработанный ВС РФ.

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Практика судов о признании сделки недействительной: 5 комментариев

  1. feed

    Hi there to every body, it’s my first go to see of this web site; this website includes remarkable and genuinely excellent material designed for visitors.|

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Практика судов о признании сделки недействительной

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Люди ежедневно совершают десятки мелких сделок, мало задумываясь об этом, настолько стали привычны эти действия. Владельцам собственного дела приходится заключать более крупные сделки, но для них это тоже вполне обычно. К вложениям больших сумм денег отношение, как правило, более внимательное. И все же иногда заключенная сделка оказывается недействительной.

Сделка и ее пороки

Фактически все действия, связанные с вещами и деньгами, являются сделками. Совершая их, люди обзаводятся правами и обязанностями по отношению друг к другу. Об этом сказано в ст. 153 ГК РФ. Если же действия были предприняты, но желаемых для себя последствий совершившие их лица не получили, то можно говорить о том, что такая сделка недействительна. Так происходит в тех случаях, когда появляются нарушения (пороки) установленных законом условий действительности сделки. Они могут касаться:
  • субъектного состава (участников);
  • их воли и ее изъявления;
  • содержания сделки;
  • формы ее совершения.
Если хотя бы один из указанных пороков выявлен, действительность совершенных таким образом или данными участниками юридически значимых действий может оказаться под вопросом. В том случае, когда нарушения существенны, сделка оказывается недействительной целиком. То есть любые, совершенные для ее исполнения действия не порождают юридических последствий. Судебная практика, накопленная по гражданским делам об оспаривании таких действий, свидетельствует о том, что встречаются также сделки недействительные не полностью, а только в какой-либо части, где имеются нарушенные условия (пороки). Если они не оказывают существенного влияния, то есть без них можно обойтись, то следует признание недействительной только части, содержащей пороки. В теории гражданского права сложилось разделение сделок с пороками на две большие категории (ст. 166 ГК РФ):
  • ничтожные, то есть абсолютно недействительные;
  • оспоримые, недействительность которых относительна.

Недействительность абсолютная

Главное ее отличие заключается в том, что независимо от того, будет ли она признана таковой судом, ничтожная сделка является недействительной в силу указаний закона. Любой юрист по гражданским делам перечислит случаи, когда доказывать отсутствие правовых последствий совершенных действий не придется. Сделка будет абсолютно недействительной, если она:
  • не соответствует требованиям, установленным в нормативных актах, прежде всего законах;
  • цели ее совершения заведомо противоречат законному порядку (прямо запрещены);
  • не имеет целью создать какие-либо значимые последствия (мнимая);
  • маскирует совершение иной сделки (притворная);
  • имеет одной стороной человека, не обладающего дееспособностью (по решению суда или в силу малолетству).
Все нарушения, допущенные при совершении таких действий, столь серьезны, что нет необходимости в судебном признании этого факта. Но накопленной практикой опыт свидетельствует о том, что подтверждение ничтожности устраняет правовую неопределенность у участников такой сделки. В гражданском обороте это может оказаться важным, ведь ничтожная сделка затрагивает имущественные интересы. Примерами ничтожных сделок, как показала судебная практика, могут служить такие действия:
  • картельный сговор для удержания высоких цен (запрещен антимонопольным законодательством);
  • дарение или продажа дорогих вещей ребенком до 14 лет (отсутствие дееспособности);
  • оформление договора дарения вместо продажи недвижимости с целью скрыть доход от налогообложения (притворная сделка) и т.д.

Относительная недействительность

Относительно же недействительная сделка считается соответствующей закону до тех пор, пока любая из ее сторон не заявит, что совершенные действия нарушили ее права, то есть не оспорит ее. Признание такой сделки недействительной осуществляется на основе иска в обычном для гражданских дел судебном порядке.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Но не любое нарушение прав или интересов служит основанием для такого иска. Список оснований для оспаривания сделок довольно ограничен. Недействительной может быть признана сделка, если она была совершена:
  • юрлицом или его представителем за рамками его правоспособности (без лицензии, вопреки Уставу, доверенности и т. д.);
  • подростком 14-18 лет без одобрения родителей (опекуна, усыновителя и др.);
  • взрослым, в отношение которого установлено ограничение дееспособности;
  • дееспособным, но не понимающим значения совершаемых действий лицом;
  • в результате заблуждения, имеющего существенное значение;
  • под угрозой, обманом, с применением насилия;
  • является кабальной, то есть крайне невыгодной, вынужденной.
В практике по гражданским делам сложилось, что иск о судебном признании сделки недействительной подает та сторона, которая пострадала от ее совершения. При этом истцу придется доказывать, что действительно имеются пороки содержания, воли (заблуждения, кабальные условия) или субъектного состава (у участника душевная болезнь или есть решение суда об ограничении дееспособности). На ответчике же лежит обязанность доказать, что его действия не имели под собой намерения нарушить права истца и требования закона. Особенно это относится к кабальным или заключенным под принуждением или заблуждением сделкам. Или же отсутствие желания обмануть третьих лиц при совершении ничтожных (мнимой или притворной) сделок.
Совет: перед подачей иска о признании недействительности невыгодой сделки проконсультируйтесь у юриста относительно наличия оснований для оспаривания.

Если сделку признали недействительной

Кроме признания сделки недействительной решение суда включает применение последствий признания такого факта. Как правило, если сделка ничтожна или успешно оспорена, то все совершенные в ее ходе действия изначально не имеют юридической силы. Поэтому, для таких сделок применяют особые правовые способы «исправления» положения:
  • реституцию (двух- или одностороннюю);
  • обращение в доход РФ (конфискацию);
  • запрет реституции;
  • возмещение ущерба.

Реституция

В большинстве случаев судебной практики выбирают такую меру, как возвращение отношений в первоначальное состояние — реституцию. Это самое часто встречающееся на практике последствие недействительности сделки. То есть, обе стороны возвращают вещи, которые они уже успели получить, или их стоимость, когда вещь вернуть невозможно. Никаких дополнительных материальных последствий при этом для любой из сторон нет. Реституция применяется как для ничтожных, так и для сделок, признание которых недействительными состоялось в результате оспаривания. Только в отличие от притворной или мнимой сделок, сторонам придется доказать, что нарушение условий, предусмотренных для данного вида отношений, действительно есть. Возвращение в изначальное состояние происходит, если суд вынесет такое решение по данному делу.

Конфискация

Особое место по применяемым последствиям среди ничтожных занимает сделка, совершение которой прямо запрещено законом. Если суд установит, что хотя бы с одной из сторон имелся умысел, то есть изначально ставилась цель нарушить закон, то вместо реституции будет применена конфискация. То есть обращение полученного по данной сделке в имущество государства. Это может касаться только одной или обеих сторон. Те же меры могут быть применены к кабальной сделке или совершенной под влиянием насилия, угрозы, обмана. Понятно, что сторона, соглашающаяся на совершение каких-либо действий, в данных обстоятельствах и так пострадала. То есть в отличие от притворной или мнимой, кабальная сделка не предполагает сговора или согласования действий. Поэтому наказывается только одна из сторон. А заключившему сделку на невыгодных для себя (кабальных) условиях участнику, все, что он передал, возвращается.

Запрет реституции

Очень часто имущество, полученное по недействительной сделке к моменту вынесения судебного решения, успело сменить владельца. Который скорее всего не имеет ни малейшего отношения к недействительной (мнимой, притворной, кабальной и т. д.) сделке. И реституция, которая требует вернуть все в первоначальное состояние, может нарушить его права.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Реституция в этом случае окажется невозможной. Чаще всего это происходит не в отношениях между гражданами, а в коммерческой деятельности, например, при незаконной продаже предприятия. Составляющее этот сложный комплекс имущество может обрести нескольких новых хозяев, чьи интересы будут затронуты реституцией.

Возмещение ущерба

Сделка, совершенная с нарушением требований, может привести к тому, что у одной из сторон возникнут убытки. Особенно часто это заметно, если сделка совершается на крайне невыгодный для одной из сторон условиях, то есть кабальная по своей сути. Согласиться на нее могут вынудить разные обстоятельства, но есть один важный момент. Вторая сторона, зная о тяжелых обстоятельствах контрагента, умышленно настаивает на кабальных условиях. Довольно часто на кабальных условиях происходит раздел совместно нажитого имущества. Если пострадавшая сторона затем обращается в суд для признания данной сделки недействительной, то она вправе требовать не только реституции, но и возмещения реального ущерба, который у нее возник в результате кабальной сделки. Стороны же притворной или мнимой сделки не могут требовать друг от друга возмещения ущерба, так как незаконность действий здесь взаимная.
Совет: Если в исковом заявлении указано требование о возмещении ущерба, то его размеры необходимо подтвердить документами (договором, чеками и т.д.)
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 11 апреля 2017 г. N 18-КГ17-2 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Кликушина А.А., судей Юрьева И.М. и Назаренко Т.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу, по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

по кассационной жалобе Квакова С.Н. и Кваковой Э.Н., а также кассационной жалобе нотариуса Геленджикского нотариального округа Краснодарского края – Краснопеевой С.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Квакова С.Н. и его представителя Коробковой Л.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Широковой С.Г. – Гаглоева М.П., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что ее отец Стрижак Г.С. по договору купли-продажи от 21 апреля 2014 г. продал Кваковой Э.Н. за 150 000 руб. принадлежащий ему земельный участок площадью кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью кв. м, находящихся по адресу: . По мнению Широковой С.Г. данная сделка является притворной, поскольку действительная воля Стрижака Г.С. была направлена на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н., чтобы наследники по закону после смерти наследодателя не могли претендовать на данное имущество. После совершения данной сделки Стрижак Г.С. остался проживать в спорной квартире. Цена сделки занижена. Кроме того, Широкова С.Г. указала, что на земельном участке по указанному выше адресу расположен хозяйственный блок, право собственности на который признано за Стрижаком Г.С. на основании решения Геленджикского городского суда Краснодарского края от 24 сентября 2004 г., но не было зарегистрировано в регистрирующем органе. Несмотря на то, что данный объект недвижимости в предмет договора купли-продажи от 21 апреля 2014 г. включен не был, за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на него. 30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер. Единственным наследником Стрижака Г.С. по закону является Широкова С.Г.
Читать еще:  Раздел квартиры купленной на материнский капитал
Кроме того, Широкова С.Г. обратилась в суд с иском к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным. В обоснование иска Широкова С.Г. указала, что после смерти своего отца Стрижака Г.С. она обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края с заявлением о принятии наследства. Однако узнала, что 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил ее наследства. По мнению Широковой С.Г., данное завещание является недействительным по основаниям ст. 179 ГК РФ, как сделка, совершенная под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н., поскольку Кваков С.Н. не является сыном наследодателя Стрижака Г.С. По мнению Широковой С.Г., в случае если бы наследодатель не считал, что Кваков С.Н. его сын, он не составил бы завещание в его пользу и не лишил бы истца наследства. Нотариус Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеева С.В. возражала против иска о признании завещания недействительным. Пояснила, что при удостоверении завещания состояние Стрижака Г.С. не давало повода усомниться в его дееспособности, нотариус не уполномочена проверять родство наследодателя и наследника, и, кроме того, завещатель вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом в пользу любого лица по своему усмотрению. При этом, указала, что завещатель Стрижак Г.С. настаивал на включении в завещание указание на лишение дочери наследства. Также нотариус пояснила, что завещание составлено ею в помещении нотариальной конторы при личной явке Стрижака Г.С., текст завещания записан нотариусом со слов наследодателя верно, завещание соответствует воле завещателя, до подписания завещания оно полностью прочитано наследодателем в присутствии нотариуса, разъяснены правовые последствия. Определением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 28 января 2016 г. дело по иску Широковой С.Г. к Кваковой Э.Н. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу и дело по иску Широковой С.Г. к Квакову С.Н. о признании завещания недействительным объединены в одно производство. Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 10 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г. отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым исковые требования Широковой С.Г. удовлетворены. В кассационных жалобах Кваков С.Н., Квакова Э.Н., а также нотариус Краснопеева С.В. просили отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 17 марта 2017 г. кассационные жалобы заявителей с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу. Судом установлено, 13 ноября 2013 г. нотариусом Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Краснопеевой С.В. удостоверено завещание Стрижака Г.С., по которому все принадлежащее ему имущество он завещал сыну Квакову С.Н., а также лишил наследства свою дочь Широкову С.Г. (т. 2, л.д. 57). 21 апреля 2014 г. между Стрижаком Г.С. (продавцом) и Кваковой Э.Н., (покупателем) заключен договор купли-продажи земельного участка площадью кв. м вместе с расположенной на нем квартирой площадью кв. м, находящихся по адресу: (т. 2, л.д. 12). Право собственности Кваковой Э.Н. зарегистрировано в реестре прав 22 апреля 2014 г. (т. 2, л.д. 13, 30). Также 2 марта 2015 г. за Кваковой Э.Н. зарегистрировано право собственности на хозяйственный блок по указанному выше адресу общей площадью кв. м (т. 2, л.д. 11). 30 августа 2015 г. Стрижак Г.С. умер (т. 2, л.д. 19). 24 октября 2015 г. Широкова С.Г. обратилась к нотариусу Геленджикского нотариального округа Краснодарского края Сидиропуло А.И. с заявлением о принятии наследства как наследник по закону (т. 2, л.д. 40). Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Широковой С.Г., суд первой инстанции указал, что поскольку Стрижак Г.С. завещал свое имущество Квакову С.Н. в 2013 году, отсутствуют доказательства того, что договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г. заключен с целью прикрыть завещание в пользу Кваковой Э.Н., в связи с чем оснований для признания заключенной сделки недействительной не имеется. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истец не может являться наследником имущества умершего Стрижак Г.С, поскольку своей волей, выраженной в завещании от 13 ноября 2013 г., наследодатель лишил истца права наследовать после него спорное имущество. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении требований Широковой С.Г., суд апелляционной инстанции исходил из того, что завещание от 13 ноября 2013 г. в пользу Квакова С.Н. составлено наследодателем Стрижак Г.С. под влиянием обмана со стороны ответчиков относительно его отцовства в отношении Квакова С.Н. Родство Стрижак Г.С. с ответчиком Кваковым С.Н. документально не подтверждено. В отношении сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г. суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку после совершения сделки имущество покупателю фактически не передавалось, Стрижак Г.С. до своей смерти продолжал проживать и быть зарегистрированным в спорной квартире и факт получения Стрижаком Г.С. денег от покупателя не подтвержден, данная сделка является недействительной, так как была совершена с целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С., направленную на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н. При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку при жизни Стрижак Г.С. в установленной законом форме, предусмотренной статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации не составил завещание в пользу Кваковой Э.Н., подлежат применению последствия недействительности ничтожной сделки в виде аннулирования права Кваковой Э.Н. на спорное имущество.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям. В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным. Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума). При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.
Читать еще:  По праву представления первой очереди наследуют
Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным. Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были. В силу пункта 5 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Согласно пункту 1 статьи 1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом (пункты 1 и 2 статьи 1125 ГК РФ). Как разъяснил Пленум Российской Федерации в пункте 21 постановления от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ. В силу статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Согласно пункту 99 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" сделка под влиянием обмана, совершенного как стороной такой сделки, так и третьим лицом, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (пункт 2 статьи 179 ГК РФ). Обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота (пункт 2 статьи 179 ГК РФ). Обращаясь в суд с иском, Широкова С.Г. ссылалась на то, что данное завещание является недействительным по основаниям статьи 179 ГК РФ, как сделка, совершенная Стрижаком Г.С. под влиянием обмана со стороны Кваковой Э.Н. Однако доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, Широковой С.Г. в нарушение 56 ГПК РФ представлено не было, в материалах дела таких сведений не содержится. Доводы истца о том, что названное завещание недействительно ввиду того, что Стрижак Г.С. при совершении завещания был введен в заблуждение Кваковой Э.Н. относительно своего отцовства в отношении Квакова С.Н., который не является его сыном, и что если бы наследодатель знал это обстоятельство, то не лишил бы истца наследства, признаны судом первой инстанции несостоятельными. В соответствии со статьей 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. По смыслу данной нормы наследодатель вправе завещать принадлежащее ему имущество любому лицу, независимо от того, находится ли данное лицо в родственной связи с наследодателем или нет.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Таким образом суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии законных оснований для признания завещания недействительным в порядке статьи 179 ГК РФ. Опровергая выводы суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 195, 198 ГПК РФ не привел мотивов, по которым пришел к противоположному, чем суд первой инстанции выводу о заключении оспариваемого завещания под влиянием обмана. В своем исковом заявлении Широкова С.Г. также ссылалась на то, что, договор купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенный между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., является притворной сделкой, имеющей целью прикрыть действительную волю Стрижака Г.С. на составление завещания в пользу Кваковой Э.Н. Согласно статье 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила. В пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ). Из содержания указанной нормы и разъяснений Пленума следует, что в случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. В связи с этим для установления истиной воли сторон имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны. Эти значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены не были. В нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вывод суда апелляционной инстанции о притворном характере сделки купли-продажи от 21 апреля 2014 г., заключенной между Стрижаком Г.С. и Кваковой Э.Н., не мотивирован, доказательства, на которых основан вывод суда о притворном характере совершенной сделки, не приведены. С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска у суда апелляционной инстанции не имелось. Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение. Уважаемые коллеги! В нашем случае было признано недействительным соглашение о зачете. Но объединить требования мы можем и с теми ответчиками по аналогичным делам, в которых признаны недействительными другие сделки, а также действия (перечисление сумм, например), в результате которых, по мнению суда, произошло предпочтительное перед другими кредиторами удовлетворение. 5.12.2018 года мы подали жалобу в ВС РФ в порядке надзора в связи с фундаментальными нарушениями норм права. Рассмотрение будет формальным, в передаче дела в Президиум по таким делам всем отказывают. После этого у нас будет 1 год на подачу жалобы в Конституционный суд и 6 месяцев – на обжалование в ЕСПЧ. Если в эти инстанции обращается одновременно большого количества лиц с аналогичными требованиями, увеличиваются шансы на успех. Предлагаю объединяться всем, кому позволяют процессуальные сроки. Если кто-то успевает подать жалобу в ВС в порядке надзора, пишите, можем обсудить обоснование жалобы. Конституционный суд неоднократно (Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 1048-О, Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2013 г. N 1481-О), отказывая в принятии к рассмотрению жалобы, поскольку она не отвечает требованиям закона, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд РФ признается допустимой, указывал на то, что нормы п.1 и 2 ст. 61.3. ФЗ «О банкротстве» «… не предполагают вынесение судом решения о признании сделки недействительной по одному лишь указанному формальному основанию и не препятствуют суду при рассмотрении соответствующего дела исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании». По существу, Конституционный суд своей правовой позицией отменил п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 от 23 декабря 2010 г., на основании которого суд признает все оспариваемые сделки, совершенные за месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, недействительными, не исследуя вопросы правонарушения кредитора, а также его осведомленности о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, добросовестности кредитора и другие вопросы, которые могли бы повлиять на принятие решения. Однако, суды продолжают формально рассматривать дела о признании сделок с предпочтением, заключенных за месяц до принятия заявления о признании должника банкротом. Принимая во внимание ст. 15 Конституции РФ суд любой инстанции в первую очередь должен руководствоваться Конституцией РФ, а если решение обосновывается ссылкой на закон, следует в решениях подтвердить соответствие закона Конституции. Отсутствие в судебных актах мнения суда о соответствии или несоответствии Конституции РФ ст. 61.3 закона «О банкротстве», п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 и сложившейся на его основе практики, может свидетельствовать о выходе за пределы поля зрения суда этого важного для участников гражданского оборота вопроса или о согласии с доводами представителей ответчиков. В противном случае в мотивировочной части актов были бы убедительные доводы о соответствии норм закона и судебной практики Конституции РФ.
Читать еще:  Получение снилс иностранным гражданином в москве
На наш взгляд нормы ст. 61.3 ФЗ «О банкротстве», п. 11 Постановления Пленума ВАС № 63 и сложившаяся на его основе практика признания всех оспоренных сделок, заключенных за месяц до принятия судом заявления о банкротстве, без выяснения обстоятельств, свидетельствующих о правонарушении, об умысле предпочтительного удовлетворения требований (что не является правонарушением, а составляет суть предпринимательства, основу конкуренции в бизнесе) не соответствует требованиям Конституции РФ, ее статьям 8,17,34,35,55,123 так как законные сделки признаются недействительными без нарушений со стороны кредитора, что подрывает гражданский оборот, доверие населения и бизнес сообщества к государству, нарушает права и свободы граждан, закрепленные в Конституция РФ. Более того, свободное предпринимательство строится на принципах свободы договора и деятельности в рамках закона, направленной на возможность получения прибыли. Прибыль каждый предприниматель тратит сообразно своим представлениям о добре и справедливости. Например, на капитализацию бизнеса, что даст возможность его развития и повышения уровня благосостояния его работников. Высокие доходы граждан – залог богатства государства. Бизнес выполняет социальные задачи, участвует в благотворительности. Когда коммерческие структуры лишают возможности получить прибыль, изымают из оборота часть имущества, должно быть очевидно за какое правонарушение и для каких общественно значимых целей это делается.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

По мнению ряда ученых в ходе реформы гражданского права, его рецепции и модернизации «…мы являемся свидетелями процесса социализации гражданского права, сопровождающимся свертыванием позитивистского подхода в праве, по сути смены правовой парадигмы, когда на первое место в правопонимании выходят принципы добросовестности, справедливости и разумности, обладающие сверхимперативностью по отношению к обычной норме права». Там же приводится слова Шармон (Charmont): "культ писаного закона, привычка не замечать ничего, кроме его текста, изолирует право, разлучает его с другими общественными науками, превращают правоведение во второстепенное ремесло. Юрист в конечном итоге теряет ощущение того, что справедливо и что несправедливо, что гуманно и что негуманно. Он не оценивает закон…» (Реформа обязательственного права России: проблемы и перспективы (отв. ред. д.ю.н. Е.Е. Богданова) 2018.) Доктрина содержит мнение о том, что с позиций юридического позитивизма не всегда понятно содержание правовых норм, причины и основания их введения. «Отсюда может сложиться впечатление, что право представляет собой всего лишь продукт произвола правящей элиты. Это, в свою очередь, отрицательно сказывается на легитимности правовых норм» (А.Я. Рыженков, доктор юридических наук, профессор). Поэтому предлагаю рассматривать проблему судебной практики по признанию в процедурах банкротства законных сделок недействительными, разрушающей стабильность гражданского оборота, не с позиций юридического позитивизма. К вопросу об общественной значимости цели, преследуемой при изъятии имущества добросовестных участников гражданского оборота. Единый федеральный реестр сведений о банкротстве представил бюллетень «Банкротство компаний», согласно которому 67% компаний, признанных банкротами, не выплачивают кредиторам по итогам банкротства ничего. Согласно таблицы соотношения стоимости имущества должника и суммы удовлетворенных требований кредиторов только 2% всех требований удовлетворяются в процедуре банкротства должников, имевших имущества на сумму свыше 50 млн. рублей. Т.е. во всех подобных делах кредиторы третьей очереди не получают удовлетворения, не смотря на наличие имущества должника. Обычно в пользу права КУ оспорить законную сделку недействительной, взыскать ее сумму в конкурсную массу высказывается аргумент о наличии в законе права кредитора заявить свои требования на сумму порушенной сделки и встать в третью очередь кредиторов. По данным Федресурса из 3 443 936 186 210,12 рублей требований, включенных в реестр требований кредиторов (кроме кредиторов 1 и 2 очереди), удовлетворено 2 116 865 002,81 рублей (в том числе требования кредиторов третьей очереди), т.е. 0,062%. Процент всех удовлетворенных требований чуть больше – 0,064% (Сумма всех удовлетворенных требований – 2 197 378 524,65, включено в реестр всех требований 3 457 202 159 910,48 руб). Вознаграждения, выплаченные арбитражным управляющим, составляют 4 284 053 030,24 рублей. Оплата услуг лиц, привлеченных АУ для обеспечения своей деятельности, – 2 909 948 839,42 рублей. Всего – 7 194 001 869 рублей, т.е. в 3 раза больше суммы всех удовлетворенных требований кредиторов. Возможно, противоречащее абз. 3 п. 2 ст. 166 ГК РФ право АУ требовать признания законных сделок недействительными и забирать их стоимость не для восстановления нарушенного права третьих лиц (например, лиц, перед которыми было выявлено предпочтение), а для зачисления в конкурсную массу, из которой получают затем средства на содержание, заключается в их особом правовом статусе. АУ, согласно п. 1 ст. 20 ЗоБ занимаются профессиональная деятельность, частной практикой, которая, как и ранее предусмотренная законом обязанность АУ регистрироваться в качестве предпринимателя, по мнению КС РФ «не сочетается с реальным характером деятельности АУ как лица, осуществляющего преимущественно публичные функции» (п.5 Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. N 12-П). Удовлетворение требований кредиторов при недостаточности имущества должника в разы усложняет задачу, но не меняет ее по сути. Следовательно, приставы и АУ выполняют одну и ту же задачу, имея принципиально разный статус. Как отмечал ЕСПЧ по делу Котова в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 3 апреля 2012 г.: «… в отличие от конкурсных управляющих приставы наделены полномочиями по принудительному воздействию, помимо того, что они назначаются, их работа оплачивается, и они тщательно контролируются компетентным государственным органом. Таким образом, в контексте процедуры банкротства государство-ответчик оставило управление несостоятельными компаниями в руках их кредиторов и конкурсных управляющих, назначенных ими, тогда как в контексте исполнительного производства оно предпочло действовать через собственных должностных лиц и непосредственно нести ответственность за их действия». ЕСПЧ (по делу Котова, Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 апреля 2012 г.) и КС РФ сходятся во мнении, что АУ передана часть публичных, а по сути государственных, функций. Конституция РФ напрямую не называет антикризисное управление имуществом частных субъектов гражданского оборота функцией государства, но необходимость такого регулирования в интересах общества очевидна. Финансирование профессиональной деятельности, частной практики АУ за счет имущества должника и, как следствие, кредиторов, оправданно, но не в соотношении 1х3 в пользу АУ. Стоимость этой деятельности должна составлять небольшую часть от имущества должника. Согласно п. 4 ст. 20.3 ЗОБ «арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества». Если государство признает эту деятельность как выполнение части своих функций в интересах всего общества, то должна быть разработана система мотивации, не нарушающая фундаментальных прав добросовестных участников гражданского оборота, чтобы сохранялся принцип социальной справедливости. Антикризисное управление осуществляется в интересах всего общества, а не отдельных граждан и юрлиц, следовательно, расходы отдельных членов общества следует рассматривать как непоименованный в НК налог и зачесть им эти расходы в налоговую нагрузку. Несправедливость проявляется в отношении лиц, которые кредиторами не являлись, но имущество у них изымается в результате признания законной сделки недействительной. За счет имущества этих лиц частично происходит оплата деятельности АУ. Никто не считал какую часть оплаты составляет это имущество. Но так как у 62% должников (данные за 2017 год) отсутствует имущество, возможно, это солидная часть оплаты. За 2017 год суды рассмотрели 6296 заявлений о признании сделок должника недействительными и удовлетворили чуть меньше половины из них. Какую часть из них и на какую сумму составляют иски по сделкам с предпочтением из отчетов не видно. Но по утверждению самих АУ и судей практически все заявления по оспариванию сделок с предпочтением удовлетворяются. Вениамин Федорович Яковлев в статье «К 20-летию образования арбитражных судов» в Вестнике ВАС в 2012 г. сожалел, что не удалось создать такие же эффективные элементы инфраструктуры как институт присяжных попечителей при коммерческих судах в дореволюционной России. «Это были очень хорошо подготовленные специалисты, работа которых контролировалась судами, и поэтому не было тех безобразий, что связаны у нас с институтом арбитражных управляющих. В целом институт присяжных попечителей в дореволюционной России был более эффективным, чем современный институт арбитражных управляющих». Выхода видится как минимум 2: либо запретить совершать сделки с предпочтением (совсем подорвать гражданский оборот, но при этом будет основание для признания сделок недействительными) или определить законный механизм стимулирования выполнения АУ той части функций, которую государство передало этим лицам, занимающимся частной практикой, и исключить из закона о банкротстве нормы о признании недействительными сделок с предпочтением, заключенных за месяц до принятия судом заявления о банкротстве.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Почти 10 лет действует глава III.I закона о банкротстве, но законодатель до сих пор не запретил совершать сделки с предпочтением в гражданском обороте. Видимо, это невозможно. Однако, все 10 лет эти сделки успешно оспариваются и за счет их сумм пополняются конкурсные массы должников. Первый путь, конечно, неприемлем. А во втором случае не придется расплачиваться с АУ уступками в виде судебной практики, обосновывающей пополнение конкурсной массы за счет признания недействительными законных сделок, совершенных добросовестными участниками гражданского оборота, только на том основании, что они были совершены за месяц до принятия судом заявлений о признании должника банкротом. Взыскивая сумму сделки в конкурсную массу, АУ с помощью суда создают себе и помощникам (оценщикам и др. лицам по договорам) стабильный доход, не зависимый от бюджета, но формирующийся за счет денег граждан РФ, т.е. имеющий все признаки налога, не поименованного НК РФ. Уступка эта производится за счет нарушения фундаментальных норм права (установленных Конституцией, ГК РФ) и принципов процессуального законодательства, в частности, принципа равенства сторон, что недопустимо в цивилизованном государстве. АУ постоянно снижаются стандарты доказывания («Стандарты, доказывание и ВС» А.А. Смола), а кредиторам эти стандарты неоправданно завышаются путем презюмирования недобросовестности вопреки нормам ст. 10 ГК (презюмирующим добросовестность) и даже откровенным запретом на доказывание обратного, что подрывает те устои государства, ради которых АУ и передана часть функций государства. Законы пишутся государством в том числе и для его органов и для лиц, выполняющих часть государственных функций. Вопрос остается актуальным, так как тенденция передачи АУ функций госорганов продолжается, что подтверждает законопроект о модернизации порядка установления требований кредиторов, разработанный ВС РФ.

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Практика судов о признании сделки недействительной: 5 комментариев

  1. the feed

    Sweet blog! I found it while surfing around on Yahoo News. Do you have any suggestions on how to get listed in Yahoo News? I’ve been trying for a while but I never seem to get there! Many thanks|

  2. the feed

    I do consider all the concepts you’ve presented for your post. They’re very convincing and can certainly work. Still, the posts are very short for newbies. May you please lengthen them a bit from subsequent time? Thanks for the post.|

  3. feed

    I think this is one of the most important info for me. And i’m glad reading your article. But wanna remark on few general things, The website style is wonderful, the articles is really great : D. Good job, cheers|

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.