Производство выемки до возбуждения уголовного дела

В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.


Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы. Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О. Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств. Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А. осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения. В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора. Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ. Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено. Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий). Соответственно, законом закреплено общее правило о недопустимости проведения следственных действий в ходе предварительной проверки сообщений о преступлениях. Из этого общего правила законодатель предусмотрел пять исключений: производство экспертизы (включая получение образцов для сравнительного исследования), осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, осмотр трупов, освидетельствование, в ходе которых могут быть изъяты предметы и документы (часть первая статьи 144 и корреспондирующие ей часть вторая статьи 176, часть четвертая статьи 178, часть первая статьи 179, часть четвертая статьи 195, часть первая статьи 202). К тому же в стадии возбуждения дела допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов (часть четвертая статьи 21, части вторая и третья статьи 86, статьи 120-122 УПК). Как известно, исключения из общего правила как специальные предписания по отношению к общей норме не могут толковаться расширительно [4] . В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д. Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е. на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное. Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ. Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения. Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Доктринальная оценка допустимости доказательств

Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми? Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения. В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др. На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] . Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .
Читать еще:  Приказ о неначислении заработной платы директору
С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства. Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются). Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах. Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения. При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела. В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела. Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] . Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О. Полный текст статьи можно получить в журнлае "Уголовный процес" – http://e.ugpr.ru/article.aspx?a > [1] Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9. [4] Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П. Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п. [6] Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве". // Российская газета. 10 июля 2015 г. [7] Проблемы выявления существенных и несущественных нарушений, так называемой «асимметрии» допустимости доказательств, а также использования в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона, являются остро дискуссионными и не имеющими общепризнанного решения. Мы не претендуем на то, чтобы поставить точку в научной дискуссии по этим проблемам, но придерживаемся последовательного подхода к их разрешению. О нем см.: Калиновский К.Б. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Матер. Междун. науч. пр. конф. Ч. 2. СПб., 1998. С. 11-14; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 117; Смирнов А.В. Комментарий к статье 75 УПК Российской Федерации // Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003 ( URL : http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-075.htm), Смирнов А.В. Решение вопроса о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона // Уголовный процесс. 2009. № 1, и др. [8] Для применения этого подхода суды могут воспользоваться следующим истолкованием части первой статьи 75 УПК: в ней предусмотрено нарушение требований Кодекса в целом (т.е. принципов уголовного судопроизводства), а не отдельных его предписаний; нарушение отдельных предписаний влечет иные последствия, но не исключение доказательств. См. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к ст. 75 УПК РФ / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 5-е изд. Под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Проспект, 2009.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Выемка (изъятие процессуальных документов) – это действие следственного органа, при котором без процедуры обыска, в добровольном или принудительном порядке подлежат изъятию документация и предметы, имеющие значение в расследуемом уголовном деле, из определённого помещения, квартиры, учреждения, у граждан.. Все действия происходят по утверждённому предписанию судовой инстанции. Истребование документации, содержащей державную тайну, происходит в согласованности с санкцией прокурора.

Статья 183 УПК РФ (основание, порядок производства выемки)

Производится реквизиция из помещений, квартир, организаций на основании доказательств и с указанием конкретного месторасположения нужных объектов в данных местах, которые подлежат к взятию, если они важны для уголовного расследования.

Выемка УПК РФ проводится по установленному на то порядку статьёй 182 действующего процессуального кодекса.
  1. Документация, предметы, материалы, содержащие державную, любую другую секретность, охраняемые федеральным законодательством.
  2. Информационные бумаги, вклады, счета гражданских субъектов в финансовых компаниях, кредитных учреждениях.
  3. Вещи, которые были заложены и хранятся в ломбарде.
Извлечение происходит по судовому решению, принятому согласно с установленным порядкомстатьи 165 действующего кодекса. Перед взятием вещей из ломбарда за 72 часа уведомляется заёмщик и поклажедатель.

Когда происходит изъятие электронных носителей информации, тов этом процессе обязательно должен участвовать профессионал, который хорошо разбирается в этой отрасли. Если в ходе следственного действия будут допущены нарушения, то владельцем изъятых предметовможетбыть поданозаявление с просьбой признать данное мероприятие незаконным. Лицо, у которого проводится изъятие, имеет право произвести копирование той информации, которая изымается. Копировальные действия производятся участвующим в извлечении профессионалом и понятыми. Проводяизъятие, запрещено копировать информацию, когда это препятствует ведению расследования преступления или влечёт её утерю и изменение. Законным владельцам выдают копии информационных носителей. В протокол вносится отметка о копировании и передаче копий законным владельцам.

Начиная изъятие, следователь сразу предлагает выдать документацию, предметы, добровольно. Если подозреваемым будет заявлено, что никаких запрещённых предметов нет, то мероприятие проводится в принудительном порядке.
Следователем тут же выписывается постановление о начале производства обыске в согласии с УПК.

Ст. 183 УПК РФ с комментариями

Выемка — это правомерное действие следствия, заключающееся в изъятии вещественных доказательств, объектов, документации, имущественных ценностей, которые находятся у определённого гражданского или юридического субъекта, и представляющие огромную значимость для исследования совершённого деяния. Действия следователя касающиеся изъятия, проводитсятолько по судебному постановлению, кроме неотложных случаев.

В постановлении должно быть указано:

  • основание для истребования;
  • перечень объектов, ценностей, документации;
  • гражданское, юридическое лицо, у которых будет производиться выемка;
  • место, где будет проходить процесс.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Главным сравнительным отличием в производстве изъятия от обыска является знание следствияо точном месте нахождения, наименовании, свойстве, подлежащих выемке объектов. Предъявив судебное решение,следователь или дознаватель имеют право проводить:
  1. Истребование предметов из жилого помещения.
  2. Изъятие послания с почты,телеграфа.
  3. Изъятие сведений из электронной почты.
  4. Изъятие информации впейджинговых компаниях.
Изъятие документальных сведений, относящихся к секретности государства, согласовывается с руководством соответствующей организации, отвечающей за их сохранность.

Какие тайны находятся под охраной закона?

  • военная;
  • внешнеполитическая;
  • экономическая;
  • разведывательная;
  • контрразведывательная;
  • оперативно-розыскная.
Читать еще:  Проезд ребенка в поезде без сопровождения взрослых
Существует информация, которая охраняется федеральным законодательством. В случае её разглашения Россияставит под угрозу свою безопасность, чем наносится ущерб государству. Федеральным законодательством предусмотрено, что без оснований запрещено открывать доступ к следующим сферам:
  1. К частной жизни.
  2. К адвокатской деятельности.
  3. Банковским и врачебным тайнам.
Пленум Высшего Суда даёт определение врачебной тайне. При рассекречивании врачебной тайны берётся во внимание психическое состояние и психологический настрой виновного лица.

Под запретом государства также находятся:

  • секретыпрофессионального производства;
  • архивныетайны;
  • информация, связанная с голосованием, выборами, проведением референдума;
  • ключи электронных цифровых подписей;
  • церковныеисповеди;
  • волязавещателей;
  • секретная журналистская, редакционная, кредитная информация;
  • секреты транспортной безопасности, персональные данным граждан;
  • сведения о предварительномследствии, державной защите свидетелей;
  • информация о совершении нотариальных действий;
  • секреты, обсуждаемые в совещательной комнаты и связанные с проверкой налоговиков;
  • тайна страхования;
  • тайна усыновления;
  • тайна членства в политической партии;
  • сведения о проверке аудита.
Наше законодательство содержит до семидесяти тайн. Если человек получил доступ к секретным данным, он не должен распространяться о них. Профессиональные секреты по постановлению суда предоставляются третьему лицу согласно Федеральному Законодательству.

Когда законодательствомпредусматривается свободныйдоступ следственных органов к информации, обладающей конфиденциальностью без соответствующего разрешения, то производить выемку необязательно. Когда происходит процесс истребования банковских документов, касающихся юридического лица, а в этих документах содержится один из перечисленных секретов, охраняемых федеральным законодательством, то изъятие должно происходить по решению суда.

Правила проведения выемки

В ст. 183 УПК РФ указывается, что действия следователя должны проходить в рамках, установленных законом.
Перед началом выемки он предъявляет постановление субъектам, это могут быть:
  1. Гражданские лица.
  2. Руководители организации, предприятия, учреждения.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Субъектам предлагается в добровольном порядке предоставить следствию интересующие его предметы, документы, информацию о месте пребывания правонарушителя. В ином случае истребование проводится в принудительном порядке. Также может стать вопрос о производстве обыска, тогда следователем выносится об этом постановление, после чего начинается поиск необходимых объектов. Производя принудительную выемку нужных предметов из жилых, производственных помещений, следователь имеет право открыть:
  • запертые шкафы;
  • сейфы, комнаты;
  • подсобные помещения.
Но при этом следователем не должно быть совершено насилие в отношении подозреваемого лица или высказана угроза.
У следователя есть право на запрет общения, входа и выхода лиц, находящихся в помещении во время выемки. Если происходит истребование электронных носителей информации, то присутствуют соответствующий специалист по данным технологиям и понятые. Проведение у лица выемки нужной документации и предметов без предъявления постановления возможно в таких случаях:
  1. Если происходит физический захват подозреваемого и достаточно оснований для предположения, что у задержанного на данный момент имеется с собой оружие, предметы, несущие окружающим угрозу, или он пытался уничтожить изобличающие доказательства, касающиеся его, иных лиц.
  2. Когда задерживается подозреваемый.
  3. Если подозреваемый, обвиняемый заключается под стражу.
  4. При проведении принудительной выемки в помещении находящийся в ней субъект пытается скрывать у себя документацию или объекты, которые имеют знаковую роль в установлении истины в расследуемом деле.

Основной формой фиксации итогов изымающих действий является протокол. Его составляют соответственно установленному порядку. В нём фиксируются:

  • дата и время;
  • место проведения выемки;
  • должностные полномочия следователя;
  • лицо, у которого проводится выемка;
  • основания для данного производства;
  • сведения о порядке сдачи изымаемого объекта (добровольное, принудительное);
  • точное перечисление реквизиционных объектов, негативы и оригиналы фотографий, киноленты, записи допросов и видеозапись, чертежи планов схем, наличие слепков, оттисков следов, диапозитивов.
Составляется протокол в двух экземплярах, применяются технические средства, фиксирующие ход и результат его составления. Копию получает и подписывает лицо, у которого производили изъятие, также протокол подписывают понятые.
Если в протокол внесены замечания по поводу неправильных действий, допущенных при выемке, то следователю необходимо в течение 48 часов сообщить об этом прокурору, который осуществляет надзор за следственным действием.

Судебная практика по статье 183 УПК РФ

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Как показывает образец судейской практики, закон не всегда суров по отношению к обвиняемым, передавшим персональные данные третьему лицу. Этим нарушители наносят моральный и материальный ущерб человеку.

Примеры из практики:

  1. 10 декабря 2016 г. Саратов.Молодая сотрудница известного банка С. А., работавшая в нём кредитным консультантом, передала своему знакомому сведения о клиенте.Последний оформил на потерпевшего гражданина кредитный договор в банке, где сам работал.С.А. была осуждена условно на год за разглашение данных, корыстное использование сведений, являющихся банковской тайной.
  2. 12 ноября 2017 г. Самара. К. Д., работая в телефонной компании оператором, на протяжении трёх месяцев занималась продажей персональных данных около 70 абонентов, в них входила детализация звонков, сведения о балансе, движениях средств на счёте, тарифные планы.За данные деяния К. Д. была осуждена на 1,5 года условно.
  3. 22 января 2016 г. Воронеж.Городской судовой инстанцией возбужденно уголовное дело в отношении бывшего сотрудника ГИБДД М. В. Им были переданы знакомому сведения о двадцати пяти гражданах, полученные в регуправлении МВД России. М. В. осуждён на срок 3 года с отбыванием висправительной колонии.
  4. 8 июня 2016 г. Орёл. 9 месяцев исправительных работ условно получила сотрудница телефонной компании, которая также продала знакомой женщинесведения о 10 абонентах.По статье 183 УПК РФ и 137УПК физическим лицам в большинстве случаев назначаются«условные» вердикты.Если утечка информации допускается компанией, то она отделывается номинальной административной ответственностью, но для этогонужны доказательства.
  5. 21 сентября 2017 г. Курс. Правоохранительными органами выполнялись процессуальные действия в городском отделе образования. Комплексной следственно-оперативной группой, состоящей из сотрудников полиции, прокуратуры, ФСБ, производилосьчастичное изъятие предметов, документации. Действие происходило в рамках юридического производства по подозрению руководящих лиц в растратах бюджетных средств свыше 10 миллионоврублей. Должностные лица заключали договоры на строительные работы, реконструкцию коммуникационных систем в образовательных учреждениях.
  6. Санкт-Петербург. 2 марта 2016 г. Рассматривалось гражданское дело по иску матери несовершеннолетнего ребёнка. Заведующий отделением больницы, в котором наблюдался малыш, намеренно и подробно сообщил журналисту телевидения сведения о ребёнке, его состоянии, факте обращения в медицинское учреждение, озвучил диагноз и прогноз болезни без согласия на то родни малыша. Вечером вышел репортаж, который возмутил родителей. Надо отметить, что врач сообщил сведения журналисту не в частной беседе, а во время записи. Эти данные являются врачебной тайной. Вынесенное решение суда удовлетворило исковое заявление родителей. Врач выплатил сумму, превышающую его месячную зарплату в 60 раз.
Запрещается использовать средства массовой информации для совершения уголовно наказуемых действий, огласки сведений, относящихся к державным и другим тайнам, охраняемых законодательством.

Консультации и комментарии юристов по ст. 183 УПК РФ

Юристы, которые сталкиваются на практике с данной статьёй, отмечают неоднозначность вопроса в процессе классификации деяния при определении виновности лица. Принципиальное значение имеет доказательная база. Если у гражданина есть основания и подтверждающие факты, что юридическое лицо или сотрудник совершил противоправные действия по отношению к нему, предоставив третьему лицу личную информацию о нём, то гражданин может подать жалобу.

  • предоставляется в секретариат суда;
  • поможет составить опытный юрист.
В российском законодательстве не предусматривается прямой обязанности уведомлять граждан в случаях неправомерных разглашений их данных. Втечение десяти рабочих дней операторы должны уничтожатьданные, сохранённые на видеозаписывающих устройствах. Граждане вправе требовать компенсацию за разглашение персональных данных у виновной стороны. Исковое заявление подаётся на компанию, которая виновна в разглашении сведений. Она несёт ответственность за своих сотрудников. Юридическая практика знает множество примеров, когда сбор конфиденциальной информации нужен для совершения преступных действий. К примеру, правонарушители с целью хищения банкнот из специализированных аппаратов добывают информацию, считающуюся банковской тайной (номер счёта, банковская карта, код). Преступники, зная о поступлении денежных средств на банковский счёт, вымогают их у владельца.
Незаконные действия преступников посягают на социальные отношения. Получение сведений путём подкупа, похищения, угрозы карается, согласно установленному законодательству, денежным штрафом, условным сроком или исправительными работами.

Дата публикации: 14.11.2018 2018-11-14

Читать еще:  Штраф за установку газовой плиты самостоятельно
Статья просмотрена: 464 раза

Библиографическое описание:

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Новицкий А. Н. Проблемы выемки в российском уголовном процессе // Молодой ученый. — 2018. — №46. — С. 179-181. — URL https://moluch.ru/archive/232/53739/ (дата обращения: 01.09.2019). Выемка в уголовном процессе, являясь одним из видов следственных действий, соответственно может рассматриваться в качестве способа собирания доказательств. Следовательно, уголовно-процессуальные проблемы выемки по уголовному делу, могут быть связаны с несовершенством ее регулирования в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ) [1]. Стоит отметить, что основная статья 183 УПК РФ, в которой получили регулирование порядок, основания проведения выемки, неоднократно подвергалась изменениям, которые можно охарактеризовать как направление усиления гарантий прав и законных интересов лиц, чьи интересы затрагиваются при производстве выемки. Так выемка заложенной в ломбарде вещи стала возможной по судебному решению. Тем самым повышено обеспечение законности ее изъятия в указанном месте. Более того введена отдельная статья 450.1 УПК РФ, касающаяся особых условий проведения выемки в отношении адвоката (в том числе осмотра и обыска), что было направлено на установление реальных гарантий адвокатской тайны, что, несомненно, следует признать обоснованным. Согласно ч. 1 ст. 170 УПК РФ обязательно участие понятых при проведении выемки объектов, содержащих сведения, составляющие государственную или охраняемую иным федеральными законом тайну, а также информацию о банковских вкладах и счетах, в том числе в иных кредитных организациях и далее согласно ч 3 ст. 183 УПК РФ. Как видим, проблемы производства выемки в уголовном процессе находятся в постоянном фокусе внимания законодателя, предпринимающего меры по совершенствованию уголовно-процессуального закона, основанием для реализации которых, безусловно, служат научные исследования специалистов в области уголовно-процессуального права. Среди значимых аспектов проблематики выемки отдельными авторами [4] рассматривается неоднозначность норм УПК РФ, касающихся возможности или, наоборот, запрета на производство выемки до возбуждения уголовного дела, то есть на этапе проверки сообщения о преступлении. А именно, в части 1 ст. 144 УПК РФ допускается, что при проверке сообщения о преступлении можно изымать предметы и документы в порядке установленном УПК РФ. Такую формулировку закона можно напрямую связать с ч. 1 ст. 183 УПК РФ, в которой устанавливается, что выемка производится при необходимости изъятия определенных предметов. Несомненно, выемка представляет собой ничто иное, как изъятие каких-то объектов. Более того, можно с уверенностью сказать, что выемка есть основной способ изъятия предметов и документов по уголовному делу, несмотря на то, что не менее действенными способами также являются осмотр, обыск, уже потому, что выемка имеет ограничительное условие для ее проведения — наличие точной известности того, где и у кого находятся изымаемые объекты. Тем самым выемка не предполагает поисковые действия, характерные и допускаемые при осмотре и обыске. Ряд авторов справедливо считает, что производство выемки до возбуждения уголовного дела законодателем не разрешено, исключено [3; 5]. Веским аргументом для этого является отсутствие данного разрешительного действия в самой статье 183 УПК РФ, как это было выполнено законодателем в соответствующих ст. 176, 178, 179, 195 УПК РФ, в которых регламентированы производство осмотра, освидетельствования и производства экспертизы. В тоже время в ч. 1 ст. 144 УПК РФ не произведено регулирование иных способов изъятия предметов и документов в ходе проверки сообщения о преступлении, о чем также пишут исследователи [10] и что указывает на возможность получения доказательств путем изъятия предметов и документов при осмотре. В связи с этим возникает вопрос о том, насколько противоречит принципам уголовного судопроизводства допущение о проведении выемки до возбуждения уголовного дела. Безусловно, этот аспект значим для таких видов выемки, как изъятие предметов и документов, содержащих уже упомянутую тайну, особенно банковскую. Вместе с тем приведенные виды выемки производятся по судебному решению, при выдаче которого судьей уже проверяется законность и обоснованность их производства. Рассуждая о проблеме понимания сути выемки как познавательного процесса, С. Б. Россинский пишет о том, что она все более утрачивает такое значение и превращается в простой механизм по фиксации вхождения определенных документов и предметов в уголовное дело [8]. В связи с этим, по мнению цитируемого автора, в настоящее время отсутствуют препятствия по изъятию предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела по правилам выемки взамен применяемых, по его мнению, правовых суррогатных средств изъятия и истребования предметов и документов [8]. Вполне вероятно, что подобными аргументами руководствовались суды, признававшие в качестве доказательств результаты выемки, произведенной до возбуждения уголовного дела, о чем свидетельствуют примеры, приведенные в своей работе К. Б. Калиновским [3]. Так гр. А. была осуждена Майкопским городским судом Республики Адыгея еще 7 мая 2017 года за получение взятки о выдаче некоторых важных и значимых для безопасности технологических работ удостоверений, которые были изъяты путем проведения выемки в ходе проверки сообщения о преступления сотрудником оперативного подразделения органа дознания. Решение приведенного суда низового уровня было поддержано Верховным Судом Российской Федерации как обоснованнее и законное в ходе обжалования. Подытоживая судебную практику, К. Б. Калиновский пишет: «Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 т и ст. 183 УПК РФ» [3]. Весьма интересна позиция Конституционного Суда Российской Федерации, отказавшего в своем Определении от 22.12.2015 года № 2885-О в принятии к рассмотрению жалобы указанной гр. Абрамовой Э. В. на том основании, что доказывающие ее виновность документы были изъяты путем производства выемки не у нее самой, а других лиц (очевидцев — в формулировке суда), которые выдали их добровольно и стороной защиты при этом подлинность этих документов не оспаривалась. Тем самым непосредственно конституционные права заявительницы гр. Абрамовой Э. В. не были нарушены. Далее Конституционный Суд Российской Федерации заключает, что проверка выбора правильности правовых норм и оценка полученных доказательств в компетенцию этого суда не входит [2]. Как было отмечено, Верховный Суд России признал законными решения нижестоящего суда, т. е. оценил доказательства, полученные в ходе выемки до возбуждения уголовного дела. В этой связи А. Н. Савченко с сожалением уточняет, что Конституционный Суд Российской Федерации, отказал в принятии жалобы к рассмотрению, «не акцентировав в своем решении то обстоятельство, что обращение А. вызвано не порочностью закона, а его толкованием» [9].

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Как видим, неопределенность положений уголовно-процессуального закона, в частности о выемке, породила различное понимание у практических работников, в том числе судебных, и в целом идущую вразрез с требованиями закона судебную практику, которая показывает преувеличенное применение принципа свободы судьи при оценке доказательств согласно ст. 17 УПК РФ. Такая свобода, безусловно, должна быть ограничена рамками закона. Анализ последних диссертационных исследований таких ученых как К. Д. Муратов, И. А. Мисюта показывает, что они были в основном нацелены на исследование проблем выемки, касающихся ее проведения в рамках правовой помощи [7], концептуального понимания обыска и выемки [6]. Вместе с тем данными специалистами были разнопланово исследованы проблемы гарантий прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится выемка. Так затронутая К. Д. Муратовым проблема гарантий прав адвокатов и адвокатской тайны при выемке получила разрешение во внесении изменений в УПК РФ путем введения уже отмеченной статьи 450.1, чему в определенной мере способствовали изыскания и этого автора. Таким образом, проблемы выемки в уголовном процесса в настоящее время находятся в плоскости обеспечения реальными гарантиями прав и законных интересов лиц, чьи права ограничиваются при ее проведении, возможного разрешения проведения выемки до возбуждения уголовного дела, несовершенства законодательства, порождающего разночтения в понимании и толковании сути самой выемки и положений закона, в частности УПК РФ и т. д. В определенной части проблемы выемки в уголовном процессе получают постепенное разрешение, другие — по-прежнему актуальны и требуют более глубокого исследования.

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Производство выемки до возбуждения уголовного дела

В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.


Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы. Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О. Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств. Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А. осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения. В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора. Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ. Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено. Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий). Соответственно, законом закреплено общее правило о недопустимости проведения следственных действий в ходе предварительной проверки сообщений о преступлениях. Из этого общего правила законодатель предусмотрел пять исключений: производство экспертизы (включая получение образцов для сравнительного исследования), осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, осмотр трупов, освидетельствование, в ходе которых могут быть изъяты предметы и документы (часть первая статьи 144 и корреспондирующие ей часть вторая статьи 176, часть четвертая статьи 178, часть первая статьи 179, часть четвертая статьи 195, часть первая статьи 202). К тому же в стадии возбуждения дела допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов (часть четвертая статьи 21, части вторая и третья статьи 86, статьи 120-122 УПК). Как известно, исключения из общего правила как специальные предписания по отношению к общей норме не могут толковаться расширительно [4] . В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д. Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е. на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное. Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ. Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения. Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Доктринальная оценка допустимости доказательств

Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми? Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения. В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др. На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] . Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .
Читать еще:  Справка о несостоятельности банкротстве образец
С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства. Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются). Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах. Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения. При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела. В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела. Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] . Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О. Полный текст статьи можно получить в журнлае "Уголовный процес" – http://e.ugpr.ru/article.aspx?a > [1] Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9. [4] Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П. Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п. [6] Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве". // Российская газета. 10 июля 2015 г. [7] Проблемы выявления существенных и несущественных нарушений, так называемой «асимметрии» допустимости доказательств, а также использования в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона, являются остро дискуссионными и не имеющими общепризнанного решения. Мы не претендуем на то, чтобы поставить точку в научной дискуссии по этим проблемам, но придерживаемся последовательного подхода к их разрешению. О нем см.: Калиновский К.Б. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Матер. Междун. науч. пр. конф. Ч. 2. СПб., 1998. С. 11-14; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 117; Смирнов А.В. Комментарий к статье 75 УПК Российской Федерации // Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003 ( URL : http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-075.htm), Смирнов А.В. Решение вопроса о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона // Уголовный процесс. 2009. № 1, и др. [8] Для применения этого подхода суды могут воспользоваться следующим истолкованием части первой статьи 75 УПК: в ней предусмотрено нарушение требований Кодекса в целом (т.е. принципов уголовного судопроизводства), а не отдельных его предписаний; нарушение отдельных предписаний влечет иные последствия, но не исключение доказательств. См. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к ст. 75 УПК РФ / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 5-е изд. Под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Проспект, 2009.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Выемка (изъятие процессуальных документов) – это действие следственного органа, при котором без процедуры обыска, в добровольном или принудительном порядке подлежат изъятию документация и предметы, имеющие значение в расследуемом уголовном деле, из определённого помещения, квартиры, учреждения, у граждан.. Все действия происходят по утверждённому предписанию судовой инстанции. Истребование документации, содержащей державную тайну, происходит в согласованности с санкцией прокурора.

Статья 183 УПК РФ (основание, порядок производства выемки)

Производится реквизиция из помещений, квартир, организаций на основании доказательств и с указанием конкретного месторасположения нужных объектов в данных местах, которые подлежат к взятию, если они важны для уголовного расследования.

Выемка УПК РФ проводится по установленному на то порядку статьёй 182 действующего процессуального кодекса.
  1. Документация, предметы, материалы, содержащие державную, любую другую секретность, охраняемые федеральным законодательством.
  2. Информационные бумаги, вклады, счета гражданских субъектов в финансовых компаниях, кредитных учреждениях.
  3. Вещи, которые были заложены и хранятся в ломбарде.
Извлечение происходит по судовому решению, принятому согласно с установленным порядкомстатьи 165 действующего кодекса. Перед взятием вещей из ломбарда за 72 часа уведомляется заёмщик и поклажедатель.

Когда происходит изъятие электронных носителей информации, тов этом процессе обязательно должен участвовать профессионал, который хорошо разбирается в этой отрасли. Если в ходе следственного действия будут допущены нарушения, то владельцем изъятых предметовможетбыть поданозаявление с просьбой признать данное мероприятие незаконным. Лицо, у которого проводится изъятие, имеет право произвести копирование той информации, которая изымается. Копировальные действия производятся участвующим в извлечении профессионалом и понятыми. Проводяизъятие, запрещено копировать информацию, когда это препятствует ведению расследования преступления или влечёт её утерю и изменение. Законным владельцам выдают копии информационных носителей. В протокол вносится отметка о копировании и передаче копий законным владельцам.

Начиная изъятие, следователь сразу предлагает выдать документацию, предметы, добровольно. Если подозреваемым будет заявлено, что никаких запрещённых предметов нет, то мероприятие проводится в принудительном порядке.
Следователем тут же выписывается постановление о начале производства обыске в согласии с УПК.

Ст. 183 УПК РФ с комментариями

Выемка — это правомерное действие следствия, заключающееся в изъятии вещественных доказательств, объектов, документации, имущественных ценностей, которые находятся у определённого гражданского или юридического субъекта, и представляющие огромную значимость для исследования совершённого деяния. Действия следователя касающиеся изъятия, проводитсятолько по судебному постановлению, кроме неотложных случаев.

В постановлении должно быть указано:

  • основание для истребования;
  • перечень объектов, ценностей, документации;
  • гражданское, юридическое лицо, у которых будет производиться выемка;
  • место, где будет проходить процесс.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Главным сравнительным отличием в производстве изъятия от обыска является знание следствияо точном месте нахождения, наименовании, свойстве, подлежащих выемке объектов. Предъявив судебное решение,следователь или дознаватель имеют право проводить:
  1. Истребование предметов из жилого помещения.
  2. Изъятие послания с почты,телеграфа.
  3. Изъятие сведений из электронной почты.
  4. Изъятие информации впейджинговых компаниях.
Изъятие документальных сведений, относящихся к секретности государства, согласовывается с руководством соответствующей организации, отвечающей за их сохранность.

Какие тайны находятся под охраной закона?

  • военная;
  • внешнеполитическая;
  • экономическая;
  • разведывательная;
  • контрразведывательная;
  • оперативно-розыскная.
Читать еще:  Проезд ребенка в поезде без сопровождения взрослых
Существует информация, которая охраняется федеральным законодательством. В случае её разглашения Россияставит под угрозу свою безопасность, чем наносится ущерб государству. Федеральным законодательством предусмотрено, что без оснований запрещено открывать доступ к следующим сферам:
  1. К частной жизни.
  2. К адвокатской деятельности.
  3. Банковским и врачебным тайнам.
Пленум Высшего Суда даёт определение врачебной тайне. При рассекречивании врачебной тайны берётся во внимание психическое состояние и психологический настрой виновного лица.

Под запретом государства также находятся:

  • секретыпрофессионального производства;
  • архивныетайны;
  • информация, связанная с голосованием, выборами, проведением референдума;
  • ключи электронных цифровых подписей;
  • церковныеисповеди;
  • волязавещателей;
  • секретная журналистская, редакционная, кредитная информация;
  • секреты транспортной безопасности, персональные данным граждан;
  • сведения о предварительномследствии, державной защите свидетелей;
  • информация о совершении нотариальных действий;
  • секреты, обсуждаемые в совещательной комнаты и связанные с проверкой налоговиков;
  • тайна страхования;
  • тайна усыновления;
  • тайна членства в политической партии;
  • сведения о проверке аудита.
Наше законодательство содержит до семидесяти тайн. Если человек получил доступ к секретным данным, он не должен распространяться о них. Профессиональные секреты по постановлению суда предоставляются третьему лицу согласно Федеральному Законодательству.

Когда законодательствомпредусматривается свободныйдоступ следственных органов к информации, обладающей конфиденциальностью без соответствующего разрешения, то производить выемку необязательно. Когда происходит процесс истребования банковских документов, касающихся юридического лица, а в этих документах содержится один из перечисленных секретов, охраняемых федеральным законодательством, то изъятие должно происходить по решению суда.

Правила проведения выемки

В ст. 183 УПК РФ указывается, что действия следователя должны проходить в рамках, установленных законом.
Перед началом выемки он предъявляет постановление субъектам, это могут быть:
  1. Гражданские лица.
  2. Руководители организации, предприятия, учреждения.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Субъектам предлагается в добровольном порядке предоставить следствию интересующие его предметы, документы, информацию о месте пребывания правонарушителя. В ином случае истребование проводится в принудительном порядке. Также может стать вопрос о производстве обыска, тогда следователем выносится об этом постановление, после чего начинается поиск необходимых объектов. Производя принудительную выемку нужных предметов из жилых, производственных помещений, следователь имеет право открыть:
  • запертые шкафы;
  • сейфы, комнаты;
  • подсобные помещения.
Но при этом следователем не должно быть совершено насилие в отношении подозреваемого лица или высказана угроза.
У следователя есть право на запрет общения, входа и выхода лиц, находящихся в помещении во время выемки. Если происходит истребование электронных носителей информации, то присутствуют соответствующий специалист по данным технологиям и понятые. Проведение у лица выемки нужной документации и предметов без предъявления постановления возможно в таких случаях:
  1. Если происходит физический захват подозреваемого и достаточно оснований для предположения, что у задержанного на данный момент имеется с собой оружие, предметы, несущие окружающим угрозу, или он пытался уничтожить изобличающие доказательства, касающиеся его, иных лиц.
  2. Когда задерживается подозреваемый.
  3. Если подозреваемый, обвиняемый заключается под стражу.
  4. При проведении принудительной выемки в помещении находящийся в ней субъект пытается скрывать у себя документацию или объекты, которые имеют знаковую роль в установлении истины в расследуемом деле.

Основной формой фиксации итогов изымающих действий является протокол. Его составляют соответственно установленному порядку. В нём фиксируются:

  • дата и время;
  • место проведения выемки;
  • должностные полномочия следователя;
  • лицо, у которого проводится выемка;
  • основания для данного производства;
  • сведения о порядке сдачи изымаемого объекта (добровольное, принудительное);
  • точное перечисление реквизиционных объектов, негативы и оригиналы фотографий, киноленты, записи допросов и видеозапись, чертежи планов схем, наличие слепков, оттисков следов, диапозитивов.
Составляется протокол в двух экземплярах, применяются технические средства, фиксирующие ход и результат его составления. Копию получает и подписывает лицо, у которого производили изъятие, также протокол подписывают понятые.
Если в протокол внесены замечания по поводу неправильных действий, допущенных при выемке, то следователю необходимо в течение 48 часов сообщить об этом прокурору, который осуществляет надзор за следственным действием.

Судебная практика по статье 183 УПК РФ

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Как показывает образец судейской практики, закон не всегда суров по отношению к обвиняемым, передавшим персональные данные третьему лицу. Этим нарушители наносят моральный и материальный ущерб человеку.

Примеры из практики:

  1. 10 декабря 2016 г. Саратов.Молодая сотрудница известного банка С. А., работавшая в нём кредитным консультантом, передала своему знакомому сведения о клиенте.Последний оформил на потерпевшего гражданина кредитный договор в банке, где сам работал.С.А. была осуждена условно на год за разглашение данных, корыстное использование сведений, являющихся банковской тайной.
  2. 12 ноября 2017 г. Самара. К. Д., работая в телефонной компании оператором, на протяжении трёх месяцев занималась продажей персональных данных около 70 абонентов, в них входила детализация звонков, сведения о балансе, движениях средств на счёте, тарифные планы.За данные деяния К. Д. была осуждена на 1,5 года условно.
  3. 22 января 2016 г. Воронеж.Городской судовой инстанцией возбужденно уголовное дело в отношении бывшего сотрудника ГИБДД М. В. Им были переданы знакомому сведения о двадцати пяти гражданах, полученные в регуправлении МВД России. М. В. осуждён на срок 3 года с отбыванием висправительной колонии.
  4. 8 июня 2016 г. Орёл. 9 месяцев исправительных работ условно получила сотрудница телефонной компании, которая также продала знакомой женщинесведения о 10 абонентах.По статье 183 УПК РФ и 137УПК физическим лицам в большинстве случаев назначаются«условные» вердикты.Если утечка информации допускается компанией, то она отделывается номинальной административной ответственностью, но для этогонужны доказательства.
  5. 21 сентября 2017 г. Курс. Правоохранительными органами выполнялись процессуальные действия в городском отделе образования. Комплексной следственно-оперативной группой, состоящей из сотрудников полиции, прокуратуры, ФСБ, производилосьчастичное изъятие предметов, документации. Действие происходило в рамках юридического производства по подозрению руководящих лиц в растратах бюджетных средств свыше 10 миллионоврублей. Должностные лица заключали договоры на строительные работы, реконструкцию коммуникационных систем в образовательных учреждениях.
  6. Санкт-Петербург. 2 марта 2016 г. Рассматривалось гражданское дело по иску матери несовершеннолетнего ребёнка. Заведующий отделением больницы, в котором наблюдался малыш, намеренно и подробно сообщил журналисту телевидения сведения о ребёнке, его состоянии, факте обращения в медицинское учреждение, озвучил диагноз и прогноз болезни без согласия на то родни малыша. Вечером вышел репортаж, который возмутил родителей. Надо отметить, что врач сообщил сведения журналисту не в частной беседе, а во время записи. Эти данные являются врачебной тайной. Вынесенное решение суда удовлетворило исковое заявление родителей. Врач выплатил сумму, превышающую его месячную зарплату в 60 раз.
Запрещается использовать средства массовой информации для совершения уголовно наказуемых действий, огласки сведений, относящихся к державным и другим тайнам, охраняемых законодательством.

Консультации и комментарии юристов по ст. 183 УПК РФ

Юристы, которые сталкиваются на практике с данной статьёй, отмечают неоднозначность вопроса в процессе классификации деяния при определении виновности лица. Принципиальное значение имеет доказательная база. Если у гражданина есть основания и подтверждающие факты, что юридическое лицо или сотрудник совершил противоправные действия по отношению к нему, предоставив третьему лицу личную информацию о нём, то гражданин может подать жалобу.

  • предоставляется в секретариат суда;
  • поможет составить опытный юрист.
В российском законодательстве не предусматривается прямой обязанности уведомлять граждан в случаях неправомерных разглашений их данных. Втечение десяти рабочих дней операторы должны уничтожатьданные, сохранённые на видеозаписывающих устройствах. Граждане вправе требовать компенсацию за разглашение персональных данных у виновной стороны. Исковое заявление подаётся на компанию, которая виновна в разглашении сведений. Она несёт ответственность за своих сотрудников. Юридическая практика знает множество примеров, когда сбор конфиденциальной информации нужен для совершения преступных действий. К примеру, правонарушители с целью хищения банкнот из специализированных аппаратов добывают информацию, считающуюся банковской тайной (номер счёта, банковская карта, код). Преступники, зная о поступлении денежных средств на банковский счёт, вымогают их у владельца.
Незаконные действия преступников посягают на социальные отношения. Получение сведений путём подкупа, похищения, угрозы карается, согласно установленному законодательству, денежным штрафом, условным сроком или исправительными работами.

Дата публикации: 14.11.2018 2018-11-14

Читать еще:  Приказ о перемещении структурного подразделения
Статья просмотрена: 464 раза

Библиографическое описание:

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Новицкий А. Н. Проблемы выемки в российском уголовном процессе // Молодой ученый. — 2018. — №46. — С. 179-181. — URL https://moluch.ru/archive/232/53739/ (дата обращения: 01.09.2019). Выемка в уголовном процессе, являясь одним из видов следственных действий, соответственно может рассматриваться в качестве способа собирания доказательств. Следовательно, уголовно-процессуальные проблемы выемки по уголовному делу, могут быть связаны с несовершенством ее регулирования в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ) [1]. Стоит отметить, что основная статья 183 УПК РФ, в которой получили регулирование порядок, основания проведения выемки, неоднократно подвергалась изменениям, которые можно охарактеризовать как направление усиления гарантий прав и законных интересов лиц, чьи интересы затрагиваются при производстве выемки. Так выемка заложенной в ломбарде вещи стала возможной по судебному решению. Тем самым повышено обеспечение законности ее изъятия в указанном месте. Более того введена отдельная статья 450.1 УПК РФ, касающаяся особых условий проведения выемки в отношении адвоката (в том числе осмотра и обыска), что было направлено на установление реальных гарантий адвокатской тайны, что, несомненно, следует признать обоснованным. Согласно ч. 1 ст. 170 УПК РФ обязательно участие понятых при проведении выемки объектов, содержащих сведения, составляющие государственную или охраняемую иным федеральными законом тайну, а также информацию о банковских вкладах и счетах, в том числе в иных кредитных организациях и далее согласно ч 3 ст. 183 УПК РФ. Как видим, проблемы производства выемки в уголовном процессе находятся в постоянном фокусе внимания законодателя, предпринимающего меры по совершенствованию уголовно-процессуального закона, основанием для реализации которых, безусловно, служат научные исследования специалистов в области уголовно-процессуального права. Среди значимых аспектов проблематики выемки отдельными авторами [4] рассматривается неоднозначность норм УПК РФ, касающихся возможности или, наоборот, запрета на производство выемки до возбуждения уголовного дела, то есть на этапе проверки сообщения о преступлении. А именно, в части 1 ст. 144 УПК РФ допускается, что при проверке сообщения о преступлении можно изымать предметы и документы в порядке установленном УПК РФ. Такую формулировку закона можно напрямую связать с ч. 1 ст. 183 УПК РФ, в которой устанавливается, что выемка производится при необходимости изъятия определенных предметов. Несомненно, выемка представляет собой ничто иное, как изъятие каких-то объектов. Более того, можно с уверенностью сказать, что выемка есть основной способ изъятия предметов и документов по уголовному делу, несмотря на то, что не менее действенными способами также являются осмотр, обыск, уже потому, что выемка имеет ограничительное условие для ее проведения — наличие точной известности того, где и у кого находятся изымаемые объекты. Тем самым выемка не предполагает поисковые действия, характерные и допускаемые при осмотре и обыске. Ряд авторов справедливо считает, что производство выемки до возбуждения уголовного дела законодателем не разрешено, исключено [3; 5]. Веским аргументом для этого является отсутствие данного разрешительного действия в самой статье 183 УПК РФ, как это было выполнено законодателем в соответствующих ст. 176, 178, 179, 195 УПК РФ, в которых регламентированы производство осмотра, освидетельствования и производства экспертизы. В тоже время в ч. 1 ст. 144 УПК РФ не произведено регулирование иных способов изъятия предметов и документов в ходе проверки сообщения о преступлении, о чем также пишут исследователи [10] и что указывает на возможность получения доказательств путем изъятия предметов и документов при осмотре. В связи с этим возникает вопрос о том, насколько противоречит принципам уголовного судопроизводства допущение о проведении выемки до возбуждения уголовного дела. Безусловно, этот аспект значим для таких видов выемки, как изъятие предметов и документов, содержащих уже упомянутую тайну, особенно банковскую. Вместе с тем приведенные виды выемки производятся по судебному решению, при выдаче которого судьей уже проверяется законность и обоснованность их производства. Рассуждая о проблеме понимания сути выемки как познавательного процесса, С. Б. Россинский пишет о том, что она все более утрачивает такое значение и превращается в простой механизм по фиксации вхождения определенных документов и предметов в уголовное дело [8]. В связи с этим, по мнению цитируемого автора, в настоящее время отсутствуют препятствия по изъятию предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела по правилам выемки взамен применяемых, по его мнению, правовых суррогатных средств изъятия и истребования предметов и документов [8]. Вполне вероятно, что подобными аргументами руководствовались суды, признававшие в качестве доказательств результаты выемки, произведенной до возбуждения уголовного дела, о чем свидетельствуют примеры, приведенные в своей работе К. Б. Калиновским [3]. Так гр. А. была осуждена Майкопским городским судом Республики Адыгея еще 7 мая 2017 года за получение взятки о выдаче некоторых важных и значимых для безопасности технологических работ удостоверений, которые были изъяты путем проведения выемки в ходе проверки сообщения о преступления сотрудником оперативного подразделения органа дознания. Решение приведенного суда низового уровня было поддержано Верховным Судом Российской Федерации как обоснованнее и законное в ходе обжалования. Подытоживая судебную практику, К. Б. Калиновский пишет: «Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 т и ст. 183 УПК РФ» [3]. Весьма интересна позиция Конституционного Суда Российской Федерации, отказавшего в своем Определении от 22.12.2015 года № 2885-О в принятии к рассмотрению жалобы указанной гр. Абрамовой Э. В. на том основании, что доказывающие ее виновность документы были изъяты путем производства выемки не у нее самой, а других лиц (очевидцев — в формулировке суда), которые выдали их добровольно и стороной защиты при этом подлинность этих документов не оспаривалась. Тем самым непосредственно конституционные права заявительницы гр. Абрамовой Э. В. не были нарушены. Далее Конституционный Суд Российской Федерации заключает, что проверка выбора правильности правовых норм и оценка полученных доказательств в компетенцию этого суда не входит [2]. Как было отмечено, Верховный Суд России признал законными решения нижестоящего суда, т. е. оценил доказательства, полученные в ходе выемки до возбуждения уголовного дела. В этой связи А. Н. Савченко с сожалением уточняет, что Конституционный Суд Российской Федерации, отказал в принятии жалобы к рассмотрению, «не акцентировав в своем решении то обстоятельство, что обращение А. вызвано не порочностью закона, а его толкованием» [9].

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Как видим, неопределенность положений уголовно-процессуального закона, в частности о выемке, породила различное понимание у практических работников, в том числе судебных, и в целом идущую вразрез с требованиями закона судебную практику, которая показывает преувеличенное применение принципа свободы судьи при оценке доказательств согласно ст. 17 УПК РФ. Такая свобода, безусловно, должна быть ограничена рамками закона. Анализ последних диссертационных исследований таких ученых как К. Д. Муратов, И. А. Мисюта показывает, что они были в основном нацелены на исследование проблем выемки, касающихся ее проведения в рамках правовой помощи [7], концептуального понимания обыска и выемки [6]. Вместе с тем данными специалистами были разнопланово исследованы проблемы гарантий прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится выемка. Так затронутая К. Д. Муратовым проблема гарантий прав адвокатов и адвокатской тайны при выемке получила разрешение во внесении изменений в УПК РФ путем введения уже отмеченной статьи 450.1, чему в определенной мере способствовали изыскания и этого автора. Таким образом, проблемы выемки в уголовном процесса в настоящее время находятся в плоскости обеспечения реальными гарантиями прав и законных интересов лиц, чьи права ограничиваются при ее проведении, возможного разрешения проведения выемки до возбуждения уголовного дела, несовершенства законодательства, порождающего разночтения в понимании и толковании сути самой выемки и положений закона, в частности УПК РФ и т. д. В определенной части проблемы выемки в уголовном процессе получают постепенное разрешение, другие — по-прежнему актуальны и требуют более глубокого исследования.

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Производство выемки до возбуждения уголовного дела: 10 комментариев

  1. feed

    I do not know if it’s just me or if everybody else experiencing issues with your website. It looks like some of the written text on your posts are running off the screen. Can someone else please comment and let me know if this is happening to them too? This could be a issue with my browser because I’ve had this happen previously. Many thanks|

  2. the feed

    Hi! This post couldn’t be written any better! Reading this post reminds me of my good old room mate! He always kept talking about this. I will forward this article to him. Fairly certain he will have a good read. Many thanks for sharing!|

  3. feed

    Greetings from Florida! I’m bored to tears at work so I decided to check out your website on my iphone during lunch break. I love the info you present here and can’t wait to take a look when I get home. I’m surprised at how quick your blog loaded on my mobile .. I’m not even using WIFI, just 3G .. Anyhow, very good site!|

  4. Lauren Consorti

    Hi, I do think this is a great blog. I stumbledupon it 😉 I’m going to return once again since i have book marked it. Money and freedom is the best way to change, may you be rich and continue to guide others.|

  5. pew pew madafakas

    First off I would like to say superb blog! I had a quick question which I’d like to ask if you don’t mind. I was curious to know how you center yourself and clear your mind prior to writing. I’ve had a hard time clearing my thoughts in getting my thoughts out. I truly do enjoy writing but it just seems like the first 10 to 15 minutes are lost just trying to figure out how to begin. Any recommendations or hints? Thank you!|

  6. Rhoda Voegeli

    I’ve been surfing online more than 2 hours today, yet I never found any interesting article like yours. It is pretty worth enough for me. Personally, if all site owners and bloggers made good content as you did, the web will be much more useful than ever before.|

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.