Сколько лежат в инфекционном отделении с ребенком

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

НЕ ПОНОС, ТАК ЗОЛОТУХА
ИЛИ ЖИЗНЬ В СТЕНАХ ИНФЕКЦИОННОЙ БОЛЬНИЦЫ.
Эта история посвящается городской инфекционной больнице расположенной в микрорайоне Шлюзовом. К сожалению, мне с дочерью довелось там побывать. Эмоции меня посетили очень разные. Начну с самого начала. Моей дочери 10 месяцев. На очередном приеме у педиатра обнаружилось, что ребенок теряет вес. На мой взгляд, потеря веса была незначительна, особенно если учесть, что ребенок в этом месяце начал ходить. А за сутки до взвешивания у ребенка была диарея. Учитывая все факты, педиатр выписала нам направление на стационарное лечение в ГИБ, с диагнозом ОГЭ(острый гастроэнтерит). Я привыкла доверять специалистам. Да и много историй показывают по телевизору о том, как ребенка не вовремя привезли в больницу, и поэтому не успели спасти. В общем, было принято решение утром отправиться лечиться. Моя свекровь была против этого и сразу сказала: «Привезете оттуда совершенно другого ребенка».

День 1й — среда. Приехали в больницу. Нас в приемном покое осмотрела врач. Медсестра завела на нас карточку (историю болезни), в которой на первой странице мне предложили расписаться за то, что я согласна на лечение моего ребенка, и что процесс лечения мне разъяснил врач … такой-то. ФИО врача указаны не были. Конечно, я соглашаюсь лечить своего ребенка, именно поэтому я и приехала сюда. Я расписалась и попросила рассказать мне, как и чем будут лечить дочь. Медсестра ответила, что меня проводят в детское отделение больницы и там мне сейчас все объяснят.
И вот я в детском отделении. Оно разделено маленькой площадкой на два крыла. Я была очень удивлена — на первый взгляд все очень аккуратно и чистенько, на всех кабинетах таблички, на окошке стоят цветочки, на стенах различные стенды. Тут меня насмешила одна надпись(просто не понятно, зачем она в детском отделении?):

На посту другая медсестра, снова заполняет что-то в моей карте. (К сожалению, мне за все время пребывания ни один сотрудник не представился, включая и лечащего врача, поэтому все «герои» моего рассказа безымянные, кроме одной бабули, но о ней позже.) Так вот, эта медсестра начинает экскурсию: «Вот тут у нас холодильники для хранения продуктов, вот бак с питьевой водой, вот домофон, чтобы можно было пообщаться с родственниками. Посещения строго запрещены! Это все-таки инфекционная больница. И еще нельзя ходить по коридору и в соседние палаты, а то можете чем-нибудь заразиться». Дальше она показала мне кабинет с названием «посевная». Туда нужно было поставить горшок с подгузником для анализа. Потом показала мне, где находится туалет, детские горшки и ванная для подмывания детишек и стирки пеленок. И вот он — первый шок.

Ну, в общем-то, а что я хотела увидеть, это же больница. Ванная для пациентов выглядела лучше, но находилась в другом крыле. Дальше медсестра проводила меня в палату. Меня сразу предупредили, что пациентов очень много и детской кроватки мне не хватило. Но детский комплект (клеенку, пеленку и подушку) все-таки дали. Предупредили, что бы мы были аккуратнее с постелью, потому что менять нечем (один комплект в одни руки ). Медсестра объяснила, что сейчас нам сделают капельницу (физ.раствор и глюкозу), а утром нам нужно будет сдать анализы — кровь и мочу. Я разложила вещи и пошла на капельницу. Скажу вам, что непривычным мамашам — это настоящее испытание. Представьте себе, маленького десятимесячного человечка скручивают в пеленку, капельницу ставят в ножку. Человечек плачет и кричит так, будто его режут на куски. Но что поделать, ведь лечиться нужно, и это не может быть приятно. И я начинаю, как могу успокаивать мою крошку, а у самой все сжимается внутри. Ребенок успокоился и пролежал, сколько мог, тихо. Потом устал и снова стал кричать. Наконец-то нам снимают капельницу, теперь нужно сделать укольчик, а, попозже, мамаше сдать кровь из вены. Укольчик делают, и я скорее бегу в палату, чтобы пожалеть мою малышку и уложить спать. Сама иду сдавать кровь.
Когда я вернулась, меня попросили переехать в соседнюю палату, т.к. там есть еще свободные места. Я переехала. Там уже лежали две пациентки с детками — мама с десятимесячным сыном и бабушка с шестимесячным внуком. Они заехали на 2 дня раньше. Вместе со мной заехала еще одна мама с трехлетней дочкой. Мне на удивление в палате оказалась свободная детская кроватка. Матрац хотелось сразу же взять и выкинуть, потому что его использовали, наверное, уже лет тридцать.

Пока я располагалась, моя дочка сделала свои делишки в подгузник, и я сразу побежала относить этот самый главный анализ. Потом пришла бабуля, о которой я вскользь упоминала. Зовут ее Нина Николаевна, она, видимо, работник «посевной» и ответственная за эти самые главные анализы. Нина Николаевна взяла мазок у ребенка и ушла. Мама десятимесячного Матюши сказала мне, что анализы долго делают, и, наверное, они будут готовы дней через пять. Нас положили в среду, а значит, только в понедельник мы узнаем, больны мы или нет. В обед нам раздали таблетки, вечером сделали еще один укольчик. И после перенесенных впечатлений все легли спать.
День 2й — четверг. Утром мы пошли сдавать остальные анализы. Потом снова на укольчик. Вернувшись в палату и уложив детей спать стали знакомиться. Мама с Матюшей и бабушка с Асланом приехали в больницу, в отличие от нас, в плохом состоянии. Детей рвало, постоянно был жидкий стул. А вот моя Тома была веселая и оживленная, как и трехлетняя Ксюша. Ксюшу тоже направили в больницу с таким же диагнозом, как Тому. Ксюше и ее маме досталась одна кровать на двоих и один комплект постельного белья. Т.к. кровать была пружинная, то при весе двоих человек она провисала до самого пола. Спать им было, мягко говоря, неудобно (хоть и не на потолке). А у мамы Матюши была трехногая тумбочка, которая постоянно падала. После падения стакана, мы ее починили, как могли.

В обед снова раздали лекарства, вечером уколы, и спать.
День 3й — пятница. Утром уколы, потом обход. На обход пришла врач, которая нас принимала в больницу. Осмотрев Тамару, она сказала, что у нас бронхит. И снова я удивилась, потому что за день до приезда сюда моя участковая педиатр никакого бронхита мне не определила. Затем врач осмотрела Матюшу. На жалобы о том, что его рвет после лекарств, она отругала «мамашу-неумеху» за то, что та не чувствует своего ребенка, и что она его просто сильно перепаивает жидкостью. Но таблетки им все-таки отменили. А нам снова назначили капельницу. Пребывание в стационаре начинало напрягать.
Мы отправились на капельницу. Каждый день медсестры меняются, поэтому в этот раз капельницу нам ставили другие работники. Это были три немолодые медсестры, одна из которых, та самая Нина Николаевна. Дочь опять завязали в пеленку (но я уже морально подготовилась терпеть ее слезы и крики — врач сказала надо!). Потом одна медсестра держала ей ноги, другая навалилась на нее сверху, а третья искала иголкой вену. Вот иглу уже поставили и стали заклеивать пластырем. Нина Николаевна почему-то в приказном тоне стала мне говорить: «Прям сейчас иди и звони, что бы тебе принесли пластырь. Никто не приносит, а пользуются все!». Лично мне не жалко 3 рубля отдать за пластырь, тем более для детей. Но меня не предупреждали о бедноте процедурного кабинета. А сейчас эта Нина Николаевна стоит и повышает на меня голос. Капельницу с горем пополам поставили, дочь лежит, я ее успокоила, мы играем. Но тут я замечаю, что раствор перестал капать. Я зову медсестру. Та начинает искать вену, шевелит иглой под пластырем, ребенок снова плачет. Нашла. Мы опять успокоились. Капает очень медленно, но вот уже поменяли бутылку. Пролежав час Тома устала, начала плакать. На все мои попытки ее успокоить, истерика только усиливалась. Глюкоза снова остановилась. Медсестра опять стала шерудить иглой, но вену найти не смогла и куда-то убежала. Глюкоза не капает, ребенок в истерике, медсестры нет — я в панике, не знаю, что делать. Тут она вернулась с Ниной Николаевной. Они посовещались и решили, что нужно попробовать в руку. Начали искать вену на руке. Тамара истерит во все горло. И тут Нина Николаевна снова начинает на взводе говорить мне, что нужно успокоить ребенка, неужели они должны это делать, я же все-таки мамаша. Здесь мое терпение лопнуло: «Ну это же ребенок, ей 10 месяцев, она час терпела, играла, больше не может — у ней истерика. Убирайте иглу!». После моих слов иглу убрали, тон сменился, сразу стали жалеть малыша, попросили остаток глюкозы дать ребенку постепенно выпить в течение дня. В палату я вернулась с трясущимися руками, в полном стрессе. Мне хотелось просто собрать вещи и убежать. Через несколько часов нога у ребенка посинела в месте капельницы, а под коленкой проступил синяк — ее так держали. В обед снова принесли лекарства. За день мы допили остаток глюкозы. Мама Ксюши поинтересовалась, когда же будут готовы результаты наших анализов. Ответ был: «Какие вам результаты, вы только легли?!». Вечером укол и спать. А вот тут возникает вопрос: «А какие тогда уколы, если нет результатов анализов? От чего лечат наших детей?» В 6 часов дочь проснулась, вся горит, ее вырвало 2 раза мне на одеяло, я побежала за градусником. Медсестра сказала, что сейчас будет обход, и она принесет сама. Я ждала 30 минут. Тому снова вырвало посреди палаты. Я пошла в ординаторскую. Все сестры сидят, болтают. Я объяснила, что ребенку плохо, попросила градусник и вытереть полы, на что мне ответили: «А вы, мамаша, для чего здесь лежите? Мы и так за вами все го@но убираем. » Моему возмущению не было предела. Все пеленки за детьми мамаши стирают, естественно, сами, я сама выношу за своим ребенком горшок, мою его, хлорирую. И более того, свою постель мамаши тоже должны сами постирать, или спать как есть. И это в инфекционной больнице, где дети лежать с поносом и рвотой. Мы лежали 5 дней, другие мои соседки по палате 7 дней, и за это время нам ни разу не сменили постельное белье. Так о каком лечении может идти речь?

Не удалось запечатлеть бак для пищевых отходов, из которого жуткая вонь.
День 4й — суббота. У ребенка температура — 38,7. Дали жаропонижающее, температура упала до 37,5. Пришел врач, осмотрел, сказал, что ребенку нужна капельница. Я объяснила, как сделали капельницу накануне, и попросила чем-нибудь ее заменить. Врач сказал, что в этом случае нужно отпаивать ребенка водой и РЕГЕДРОНОМ, в противном случае будет обезвоживание. Я сколько могла, давала Томочке пить. После обеда температура снова подскочила уже до 39,4. Нужно было делать укол. Тут меня обескуражил вопрос, все ли лекарства переносит мой ребенок. Я просто никогда не давала ей все лекарства, ей ведь всего 10 месяцев. Дома мы пили только НУРАФЕН. Сделали укол, температуру сбили. Снова пришла врач (в этот раз другая, молодая). Вот здесь хочу справедливо заметить, что не все работники этой больницы показались мне монстрами. В этот день мне очень повезло. И именно этих медиков я хочу благодарить за гуманное отношение (но, к сожалению, не знаю имен). Врач уговорила меня идти на капельницу. Капельницу поставили хорошо, почти все время ребенок спал. Практически весь остаток дня дочь тоже проспала.
Ежедневно в течение дня к нам заходили медсестры и записывали, сколько раз и какой был стул у ребенка, ведь это же очень важная информация для лечения инфекционных больных. Мне показалось странно, что в первый день Тома сходила всего один раз, на второй — четыре, а в ночь с третьего на четвертый — ее рвало, и начался такой дисбактериоз, что я сбилась со счета. Еще она стала хрипеть и кашлять. Видимо, тот самый бронхит. В общем, на лицо ухудшение состояния ребенка. Но ведь я наоборот приехала, чтобы поправить ему здоровье…Вечером уколы, и спать.
День 5й — воскресенье. Ночью стало плохо трехлетней Ксюше (ее рвало, поднялась температура). Днем их отправили на капельницу. Почти весь день девчонки пролежали. К этому дню муж привез мне из дома градусник и НУРАФЕН, чтобы лишний раз не вымаливать их у медсестер. А наши мальчишки — Асланка и Матюша, пошли на поправку. Правда, у Аслана покраснели щеки. Бабушка подумала, что это реакция на уколы, обратилась к медсестре. Ей ответили, что сделают еще уколы, и если ребенок еще больше покроется сыпью, то тогда их отменят. К вечеру у Тамары снова началась истерика — ребенок просто заводился плачем, я никак не могла ее успокоить. Так продолжалось, пока она не уснула без сил. Вечером уколы, и спать. Терпения не осталось ни у кого из лежащих в нашей палате (да и не только в нашей).
День 6й — понедельник. Мы все четверо твердо решили сегодня уехать домой, разумеется, под расписку. Решили только дождаться утреннего обхода. Врач, дежуривший в этот день, к нам не зашел. А ведь только вчера Ксюше было плохо. Мы потихоньку стали собирать вещи, и пошли писать расписки. Соседняя палата тоже собралась выезжать. Разбегаются пациенты. Пока собирали вещи, пришла медсестра за постелями, сетовала, что не предупредили раньше о выезде. Ей ведь пришлось утром вымыть у нас полы. Дети еще спят, она стала собирать белье, чуть ли ни из-под нас. Уезжали мы, так и не узнав, от чего же нас все-таки лечили…
Сейчас мы уже второй день дома. Вчера дочь была похожа на овощ, взгляд был отстраненный, она не болтала, на наши слова не реагировала, ходила, еле передвигая ноги, и очень много плакала. Сегодня Томочке уже лучше, она кушала и даже один раз смеялась. Но если ее крепко обнимают, то сразу начинает плакать. Все-таки пока еще свежи в памяти объятия старушек-медсестер.
Неужели наши дети и мы не заслуживаем человеческого отношения к себе в такой важной сфере, как медицина? И кому тогда доверять вопросы нашего здоровья, если не врачам? Кто даст ответ на эти вопросы, волнующие, думаю, не только меня?
23.02.2010г. С уважением. Аскарова Н.В.
nadyatlt@mail.ru

Читать еще:  Чем отличается договор поставки от купли продажи

Острая кишечная инфекция (ОКИ) – инфекционное заболевание (вызываемое вирусами или бактериями) при котором поражается, главным образом, желудочно-кишечный тракт. Основные симптомы: рвота, жидкий стул, повышенная температура, боль в животе, слабость, вялость, отсутствие аппетита. В большинстве случаев ОКИ не представляют угрозы для жизни и могут лечиться на дому. Но есть ситуации, когда непременно следует обратиться за помощью.

  • Как понять, что пора ехать в больницу?
  • кровь в стуле или рвотных массах,
  • судороги,
  • потеря или нарушение сознания,
  • возраст ребенка до года,
  • возраст младше 3х лет, когда ребенка не получается выпоить дома,
  • снижение диуреза в любом возрасте (ребенок реже мочится), подгузник пустой (каждая мама знает, сколько подгузников уходит в день, и когда их примерное время менять), ребенок после ночи или дневного сна не мочился или вы не помните, когда он мочился,
  • ребенок стал очень вялым, долго спит (не по режиму), отказывается от еды и питья,
  • сильно болит живот, ребенок лежит в вынужденном положении, не играет,
  • многократная рвота + многократный жидкий стул (следует понимать, что многократный жидкий, водянистый стул, особенно у маленького ребенка, быстрее приводит к обезвоживанию, чем многократная рвота, т.к. со стулом теряется больше жидкости),
  • лечение на дому не помогает в течение нескольких дней, рвота и жидкий стул не прекращаются.
Что делать дома? В первую очередь – это диета. Она включает отказ от всех молочных продуктов, свежих фруктов и овощей, соков, острой, копченой, жирной, жареной, консервированной пищи. Естественно, никакого фастфуда и полуфабрикатов. Вся еда должна быть механически и химически щадящей – все вареное или пареное. Пить можно кипяченую воду, компоты (сладкие, а не кислые, например, из сухофруктов, сахара побольше), кисели, чай, минеральную воду без газа. Отлично подходят растворы для оральной регидратации: нормогидрон, оралит, гастролит и др. (купить в аптеке).
Читать еще:  Усн расходы принимаемые для налогообложения 2018
Не поить и не кормить в течение 45минут-часа после рвоты. Часто родители пытаются напоить ребенка сразу после рвоты, однако это только спровоцирует новые позывы. Затем начинать поить дробно (мелкими глотками или чайной ложкой), но часто (каждые 5-10мин), объем жидкости увеличивать постепенно, если не было рвоты. Кормить ребенка во время ОКИ следует только по аппетиту, если он сам попросит кушать, ни в коем случае не надо заставлять ребенка есть, если он не хочет, организм сам подскажет, когда ему нужна пища. При любой ОКИ из лекарственных средств можно и нужно использовать сорбенты: смекта, диоктит, активированный уголь, энтеросгель. Главное, при ОКИ ребенок должен пить и писать , в противном случае, пора ехать в больницу.

Детки наши болеют, это неизбежно, а порою случается, что лечиться необходимо только стационарно, в больнице. Чаще всего малышей отправляют в детскую инфекционную больницу. Такое ощущение, что это единственная больница в городе. Многие (причем не только побывавшие в ней мамы с детками, но и врачи) негативно относятся к ней и категорически не советуют туда ехать, если состояние здоровья позволяет остаться дома.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

И вот, случилось так, что в конце ноября и нам было суждено туда попасть. У моей младшей дочери (1,5 года) обнаружили пневмонию. Педиатр в поликлинике была настроена категорично и сказала обязательно ложиться в больницу, так как ребенок маленький, а воспаление серьезное. Мой старший сын (6,5 лет) тоже был болен, у него обнаружили бронхит, который не могли вылечить три месяца. Я попросила направление в больницу и для него, если уж лечить, то всех вместе. Моя средняя дочь осталась дома с папой, эти двое членов нашего семейства оказались самыми здоровыми =). А мы втроем поехали в больницу, с огромными пакетами, полными сменных вещей, одежды и конечно – игрушек!
Читать еще:  Прожиточный минимум на ребенка в приморском крае
Честно говоря, я надеялась на отдельную палату, но как всегда в больнице – свободных мест нет, и нас положили в 4-х местную палату. Там уже лежали две мамы и два малыша. Итого нас в палате было 7 человек. Палата была достаточно просторная, тесно нам не было. Дети свободно играли. Конечно о том, что это инфекционная больница, где нужно соблюдать стерильность, речи не шло. Всё общее, всё, что было нужно, находилось на посту в общем коридоре. В палатах розеток нет, всего три розетки на коридор, поэтому нужно успеть воспользоваться свободной розеткой, чтобы зарядить телефон. Кто-то умудрялся и заряжал планшеты, и даже ноутбуки. Чайник и питьевая кипяченая вода так же общая на всех, как и микроволновка. Что касается процедур, то кабинет, где делают ингаляции, прогревание лазером и магнитами (а их делают почти всем), находится в другом конце коридора, т.е. до него нужно пройти весь этаж. Два-три раза в день ты ходишь с ребенком по коридорам, где ходят другие больные с разными заболеваниями. А, бегая за телефоном или горячей водой на коридор, мамочки легко могут стать переносчиками разных инфекций. Мало того, оказывается, рядом с нашим отделением располагалось отделение кишечных инфекций! И медсестры предупреждали, чтобы мы долго не общались в коридоре с посетителями, так как коридор общий и там легко подхватить кишечные инфекции, тот же самый ротавирус. Спустя два дня в нашей палате стало плохо одной из мам, затем ребенку у другой мамы. У них проявились симптомы ротавируса, и мне было страшно за моих детей. Наших соседок выписали домой со всеми этими симптомами, ведь они лежали с инфекциями дыхательных путей, а лечить кишечную инфекцию никто не собирался. Хотя эти мамы и сами были рады поскорее уйти оттуда. А я со своими детьми осталась и внимательно следила за ними: нет ли тошноты или рвоты, нет ли поноса. Через день нас перевели в малюсенькую двухместную палату с приставной кроваткой для малышки. Двое суток прошли хорошо, мы продолжали лечение бронхита и пневмонии. И тут у дочки началось… рвота, понос, не переставая. У малышки было обезвоживание, сил просто не осталось. Поставили капельницу, и трое суток моя веселая, подвижная и любящая хорошо покушать доченька, просто лежала, спала и спала. Ей было очень плохо, она не хотела играть, не хотела кушать, а все симптомы повторялись снова и снова. Сын очень переживал за сестренку, ему было грустно, не с кем было поиграть, у меня тоже не было настроения, я очень волновалась, что сын и я тоже заразились. Но, слава Богу, наш организм оказался сильнее. На четвертый день дочке стало чуть лучше, и она пошла на поправку. Вот так вот, вместо того, чтобы бороться с пневмонией, мы в итоге боролись с кишечной инфекцией. И главное, что из врачей никто не был удивлен, это для них, как я понимаю, обычное дело. Вспомнилась и странная реакция медсестры, когда у соседки по палате начались все неприятные симптомы, медсестра спросила, что они ели на ужин, и, услышав в ответ: рыбные котлеты, она сказала: «всё ясно…», а затем принесла лекарство. И у моей дочки всё началось после рыбных котлет, а эти ужасные котлеты дают там через день! Редкие дети едят даже домашние рыбные котлеты, а как можно в больнице давать эти котлеты так часто? Меню там вообще не отличается разнообразием, в основном это просто некое месиво с привкусом мяса, ежедневно одно и то же, в виде котлеты или запеканки. Супы просто одна вода.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Я три раза лежала в роддоме после родов и три раза в другой больнице на сохранении, еда там почти всегда была вкусной и разнообразной. В детской же инфекционке, видимо, решили сэкономить на детях по-полной! А ведь лежать в этой больнице необходимо минимум 7-10 дней. И это просто невыносимо – постоянно есть больничную еду! Не всем родственники могут привозить обеды, ужины и завтраки, так же там лежат и детки из детских домов. И кормить детей такой едой это просто издевательство. Выписали нас через две недели, у дочки обнаружились насморк и кашель, которых не было при поступлении в больницу, их мы приобрели вместе с ротавирусом. Сына всё с тем же кашлем, но по результатам анализов (причем платных), мы все же выяснили причину кашля и лечимся до сих пор. Так что, дорогие родители, желаю вашим деткам здоровья и советую не попадать в больницы! Если есть возможность, то лучше проконсультируйтесь с платным врачом, который сможет приезжать к вам домой и следить за состоянием ребенка вместо нахождения в стационаре. Если же вы попали в инфекционку, то носите марлевые повязки, чаще мойте руки и не давайте другим детям играть с вашими игрушками. А молодым мамам, основываясь на собственном опыте, дам краткий список необходимых вещей, которые нужно взять с собой, если вас с ребеночком кладут в больницу: 1. Ложки, вилки, чашки. 2. Тапочки и сандалики себе и ребенку. 3. Бутылочку воды/сока. 4. Если малыш на смеси, то смесь, и все для мытья/стерилизации посуды. 6. Зубную пасту, щётку, мыло.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

7. Сменные вещи, теплую и легкую одежду (бывает, что зимой очень сильно топят, летом душно, а в межсезонье холодно). 8. ЗАРЯДНОЕ ДЛЯ ТЕЛЕФОНА. 10. Туалетную бумагу, влажные салфетки. 11. Игрушки, книжки, раскраски, карандаши (берите сразу и побольше, иначе ребенок будет брать чужие, а это не гигиенично).

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Сколько лежат в инфекционном отделении с ребенком: 1 комментарий

  1. Delmar Caparelli

    I like what you guys are up also. Such smart work and reporting! Carry on the excellent works guys I¦ve incorporated you guys to my blogroll. I think it will improve the value of my web site 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сколько лежат в инфекционном отделении с ребенком

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

НЕ ПОНОС, ТАК ЗОЛОТУХА
ИЛИ ЖИЗНЬ В СТЕНАХ ИНФЕКЦИОННОЙ БОЛЬНИЦЫ.
Эта история посвящается городской инфекционной больнице расположенной в микрорайоне Шлюзовом. К сожалению, мне с дочерью довелось там побывать. Эмоции меня посетили очень разные. Начну с самого начала. Моей дочери 10 месяцев. На очередном приеме у педиатра обнаружилось, что ребенок теряет вес. На мой взгляд, потеря веса была незначительна, особенно если учесть, что ребенок в этом месяце начал ходить. А за сутки до взвешивания у ребенка была диарея. Учитывая все факты, педиатр выписала нам направление на стационарное лечение в ГИБ, с диагнозом ОГЭ(острый гастроэнтерит). Я привыкла доверять специалистам. Да и много историй показывают по телевизору о том, как ребенка не вовремя привезли в больницу, и поэтому не успели спасти. В общем, было принято решение утром отправиться лечиться. Моя свекровь была против этого и сразу сказала: «Привезете оттуда совершенно другого ребенка».

День 1й — среда. Приехали в больницу. Нас в приемном покое осмотрела врач. Медсестра завела на нас карточку (историю болезни), в которой на первой странице мне предложили расписаться за то, что я согласна на лечение моего ребенка, и что процесс лечения мне разъяснил врач … такой-то. ФИО врача указаны не были. Конечно, я соглашаюсь лечить своего ребенка, именно поэтому я и приехала сюда. Я расписалась и попросила рассказать мне, как и чем будут лечить дочь. Медсестра ответила, что меня проводят в детское отделение больницы и там мне сейчас все объяснят.
И вот я в детском отделении. Оно разделено маленькой площадкой на два крыла. Я была очень удивлена — на первый взгляд все очень аккуратно и чистенько, на всех кабинетах таблички, на окошке стоят цветочки, на стенах различные стенды. Тут меня насмешила одна надпись(просто не понятно, зачем она в детском отделении?):

На посту другая медсестра, снова заполняет что-то в моей карте. (К сожалению, мне за все время пребывания ни один сотрудник не представился, включая и лечащего врача, поэтому все «герои» моего рассказа безымянные, кроме одной бабули, но о ней позже.) Так вот, эта медсестра начинает экскурсию: «Вот тут у нас холодильники для хранения продуктов, вот бак с питьевой водой, вот домофон, чтобы можно было пообщаться с родственниками. Посещения строго запрещены! Это все-таки инфекционная больница. И еще нельзя ходить по коридору и в соседние палаты, а то можете чем-нибудь заразиться». Дальше она показала мне кабинет с названием «посевная». Туда нужно было поставить горшок с подгузником для анализа. Потом показала мне, где находится туалет, детские горшки и ванная для подмывания детишек и стирки пеленок. И вот он — первый шок.

Ну, в общем-то, а что я хотела увидеть, это же больница. Ванная для пациентов выглядела лучше, но находилась в другом крыле. Дальше медсестра проводила меня в палату. Меня сразу предупредили, что пациентов очень много и детской кроватки мне не хватило. Но детский комплект (клеенку, пеленку и подушку) все-таки дали. Предупредили, что бы мы были аккуратнее с постелью, потому что менять нечем (один комплект в одни руки ). Медсестра объяснила, что сейчас нам сделают капельницу (физ.раствор и глюкозу), а утром нам нужно будет сдать анализы — кровь и мочу. Я разложила вещи и пошла на капельницу. Скажу вам, что непривычным мамашам — это настоящее испытание. Представьте себе, маленького десятимесячного человечка скручивают в пеленку, капельницу ставят в ножку. Человечек плачет и кричит так, будто его режут на куски. Но что поделать, ведь лечиться нужно, и это не может быть приятно. И я начинаю, как могу успокаивать мою крошку, а у самой все сжимается внутри. Ребенок успокоился и пролежал, сколько мог, тихо. Потом устал и снова стал кричать. Наконец-то нам снимают капельницу, теперь нужно сделать укольчик, а, попозже, мамаше сдать кровь из вены. Укольчик делают, и я скорее бегу в палату, чтобы пожалеть мою малышку и уложить спать. Сама иду сдавать кровь.
Когда я вернулась, меня попросили переехать в соседнюю палату, т.к. там есть еще свободные места. Я переехала. Там уже лежали две пациентки с детками — мама с десятимесячным сыном и бабушка с шестимесячным внуком. Они заехали на 2 дня раньше. Вместе со мной заехала еще одна мама с трехлетней дочкой. Мне на удивление в палате оказалась свободная детская кроватка. Матрац хотелось сразу же взять и выкинуть, потому что его использовали, наверное, уже лет тридцать.

Пока я располагалась, моя дочка сделала свои делишки в подгузник, и я сразу побежала относить этот самый главный анализ. Потом пришла бабуля, о которой я вскользь упоминала. Зовут ее Нина Николаевна, она, видимо, работник «посевной» и ответственная за эти самые главные анализы. Нина Николаевна взяла мазок у ребенка и ушла. Мама десятимесячного Матюши сказала мне, что анализы долго делают, и, наверное, они будут готовы дней через пять. Нас положили в среду, а значит, только в понедельник мы узнаем, больны мы или нет. В обед нам раздали таблетки, вечером сделали еще один укольчик. И после перенесенных впечатлений все легли спать.
День 2й — четверг. Утром мы пошли сдавать остальные анализы. Потом снова на укольчик. Вернувшись в палату и уложив детей спать стали знакомиться. Мама с Матюшей и бабушка с Асланом приехали в больницу, в отличие от нас, в плохом состоянии. Детей рвало, постоянно был жидкий стул. А вот моя Тома была веселая и оживленная, как и трехлетняя Ксюша. Ксюшу тоже направили в больницу с таким же диагнозом, как Тому. Ксюше и ее маме досталась одна кровать на двоих и один комплект постельного белья. Т.к. кровать была пружинная, то при весе двоих человек она провисала до самого пола. Спать им было, мягко говоря, неудобно (хоть и не на потолке). А у мамы Матюши была трехногая тумбочка, которая постоянно падала. После падения стакана, мы ее починили, как могли.

В обед снова раздали лекарства, вечером уколы, и спать.
День 3й — пятница. Утром уколы, потом обход. На обход пришла врач, которая нас принимала в больницу. Осмотрев Тамару, она сказала, что у нас бронхит. И снова я удивилась, потому что за день до приезда сюда моя участковая педиатр никакого бронхита мне не определила. Затем врач осмотрела Матюшу. На жалобы о том, что его рвет после лекарств, она отругала «мамашу-неумеху» за то, что та не чувствует своего ребенка, и что она его просто сильно перепаивает жидкостью. Но таблетки им все-таки отменили. А нам снова назначили капельницу. Пребывание в стационаре начинало напрягать.
Мы отправились на капельницу. Каждый день медсестры меняются, поэтому в этот раз капельницу нам ставили другие работники. Это были три немолодые медсестры, одна из которых, та самая Нина Николаевна. Дочь опять завязали в пеленку (но я уже морально подготовилась терпеть ее слезы и крики — врач сказала надо!). Потом одна медсестра держала ей ноги, другая навалилась на нее сверху, а третья искала иголкой вену. Вот иглу уже поставили и стали заклеивать пластырем. Нина Николаевна почему-то в приказном тоне стала мне говорить: «Прям сейчас иди и звони, что бы тебе принесли пластырь. Никто не приносит, а пользуются все!». Лично мне не жалко 3 рубля отдать за пластырь, тем более для детей. Но меня не предупреждали о бедноте процедурного кабинета. А сейчас эта Нина Николаевна стоит и повышает на меня голос. Капельницу с горем пополам поставили, дочь лежит, я ее успокоила, мы играем. Но тут я замечаю, что раствор перестал капать. Я зову медсестру. Та начинает искать вену, шевелит иглой под пластырем, ребенок снова плачет. Нашла. Мы опять успокоились. Капает очень медленно, но вот уже поменяли бутылку. Пролежав час Тома устала, начала плакать. На все мои попытки ее успокоить, истерика только усиливалась. Глюкоза снова остановилась. Медсестра опять стала шерудить иглой, но вену найти не смогла и куда-то убежала. Глюкоза не капает, ребенок в истерике, медсестры нет — я в панике, не знаю, что делать. Тут она вернулась с Ниной Николаевной. Они посовещались и решили, что нужно попробовать в руку. Начали искать вену на руке. Тамара истерит во все горло. И тут Нина Николаевна снова начинает на взводе говорить мне, что нужно успокоить ребенка, неужели они должны это делать, я же все-таки мамаша. Здесь мое терпение лопнуло: «Ну это же ребенок, ей 10 месяцев, она час терпела, играла, больше не может — у ней истерика. Убирайте иглу!». После моих слов иглу убрали, тон сменился, сразу стали жалеть малыша, попросили остаток глюкозы дать ребенку постепенно выпить в течение дня. В палату я вернулась с трясущимися руками, в полном стрессе. Мне хотелось просто собрать вещи и убежать. Через несколько часов нога у ребенка посинела в месте капельницы, а под коленкой проступил синяк — ее так держали. В обед снова принесли лекарства. За день мы допили остаток глюкозы. Мама Ксюши поинтересовалась, когда же будут готовы результаты наших анализов. Ответ был: «Какие вам результаты, вы только легли?!». Вечером укол и спать. А вот тут возникает вопрос: «А какие тогда уколы, если нет результатов анализов? От чего лечат наших детей?» В 6 часов дочь проснулась, вся горит, ее вырвало 2 раза мне на одеяло, я побежала за градусником. Медсестра сказала, что сейчас будет обход, и она принесет сама. Я ждала 30 минут. Тому снова вырвало посреди палаты. Я пошла в ординаторскую. Все сестры сидят, болтают. Я объяснила, что ребенку плохо, попросила градусник и вытереть полы, на что мне ответили: «А вы, мамаша, для чего здесь лежите? Мы и так за вами все го@но убираем. » Моему возмущению не было предела. Все пеленки за детьми мамаши стирают, естественно, сами, я сама выношу за своим ребенком горшок, мою его, хлорирую. И более того, свою постель мамаши тоже должны сами постирать, или спать как есть. И это в инфекционной больнице, где дети лежать с поносом и рвотой. Мы лежали 5 дней, другие мои соседки по палате 7 дней, и за это время нам ни разу не сменили постельное белье. Так о каком лечении может идти речь?

Не удалось запечатлеть бак для пищевых отходов, из которого жуткая вонь.
День 4й — суббота. У ребенка температура — 38,7. Дали жаропонижающее, температура упала до 37,5. Пришел врач, осмотрел, сказал, что ребенку нужна капельница. Я объяснила, как сделали капельницу накануне, и попросила чем-нибудь ее заменить. Врач сказал, что в этом случае нужно отпаивать ребенка водой и РЕГЕДРОНОМ, в противном случае будет обезвоживание. Я сколько могла, давала Томочке пить. После обеда температура снова подскочила уже до 39,4. Нужно было делать укол. Тут меня обескуражил вопрос, все ли лекарства переносит мой ребенок. Я просто никогда не давала ей все лекарства, ей ведь всего 10 месяцев. Дома мы пили только НУРАФЕН. Сделали укол, температуру сбили. Снова пришла врач (в этот раз другая, молодая). Вот здесь хочу справедливо заметить, что не все работники этой больницы показались мне монстрами. В этот день мне очень повезло. И именно этих медиков я хочу благодарить за гуманное отношение (но, к сожалению, не знаю имен). Врач уговорила меня идти на капельницу. Капельницу поставили хорошо, почти все время ребенок спал. Практически весь остаток дня дочь тоже проспала.
Ежедневно в течение дня к нам заходили медсестры и записывали, сколько раз и какой был стул у ребенка, ведь это же очень важная информация для лечения инфекционных больных. Мне показалось странно, что в первый день Тома сходила всего один раз, на второй — четыре, а в ночь с третьего на четвертый — ее рвало, и начался такой дисбактериоз, что я сбилась со счета. Еще она стала хрипеть и кашлять. Видимо, тот самый бронхит. В общем, на лицо ухудшение состояния ребенка. Но ведь я наоборот приехала, чтобы поправить ему здоровье…Вечером уколы, и спать.
День 5й — воскресенье. Ночью стало плохо трехлетней Ксюше (ее рвало, поднялась температура). Днем их отправили на капельницу. Почти весь день девчонки пролежали. К этому дню муж привез мне из дома градусник и НУРАФЕН, чтобы лишний раз не вымаливать их у медсестер. А наши мальчишки — Асланка и Матюша, пошли на поправку. Правда, у Аслана покраснели щеки. Бабушка подумала, что это реакция на уколы, обратилась к медсестре. Ей ответили, что сделают еще уколы, и если ребенок еще больше покроется сыпью, то тогда их отменят. К вечеру у Тамары снова началась истерика — ребенок просто заводился плачем, я никак не могла ее успокоить. Так продолжалось, пока она не уснула без сил. Вечером уколы, и спать. Терпения не осталось ни у кого из лежащих в нашей палате (да и не только в нашей).
День 6й — понедельник. Мы все четверо твердо решили сегодня уехать домой, разумеется, под расписку. Решили только дождаться утреннего обхода. Врач, дежуривший в этот день, к нам не зашел. А ведь только вчера Ксюше было плохо. Мы потихоньку стали собирать вещи, и пошли писать расписки. Соседняя палата тоже собралась выезжать. Разбегаются пациенты. Пока собирали вещи, пришла медсестра за постелями, сетовала, что не предупредили раньше о выезде. Ей ведь пришлось утром вымыть у нас полы. Дети еще спят, она стала собирать белье, чуть ли ни из-под нас. Уезжали мы, так и не узнав, от чего же нас все-таки лечили…
Сейчас мы уже второй день дома. Вчера дочь была похожа на овощ, взгляд был отстраненный, она не болтала, на наши слова не реагировала, ходила, еле передвигая ноги, и очень много плакала. Сегодня Томочке уже лучше, она кушала и даже один раз смеялась. Но если ее крепко обнимают, то сразу начинает плакать. Все-таки пока еще свежи в памяти объятия старушек-медсестер.
Неужели наши дети и мы не заслуживаем человеческого отношения к себе в такой важной сфере, как медицина? И кому тогда доверять вопросы нашего здоровья, если не врачам? Кто даст ответ на эти вопросы, волнующие, думаю, не только меня?
23.02.2010г. С уважением. Аскарова Н.В.
nadyatlt@mail.ru

Читать еще:  Чем отличается договор поставки от купли продажи

Острая кишечная инфекция (ОКИ) – инфекционное заболевание (вызываемое вирусами или бактериями) при котором поражается, главным образом, желудочно-кишечный тракт. Основные симптомы: рвота, жидкий стул, повышенная температура, боль в животе, слабость, вялость, отсутствие аппетита. В большинстве случаев ОКИ не представляют угрозы для жизни и могут лечиться на дому. Но есть ситуации, когда непременно следует обратиться за помощью.

  • Как понять, что пора ехать в больницу?
  • кровь в стуле или рвотных массах,
  • судороги,
  • потеря или нарушение сознания,
  • возраст ребенка до года,
  • возраст младше 3х лет, когда ребенка не получается выпоить дома,
  • снижение диуреза в любом возрасте (ребенок реже мочится), подгузник пустой (каждая мама знает, сколько подгузников уходит в день, и когда их примерное время менять), ребенок после ночи или дневного сна не мочился или вы не помните, когда он мочился,
  • ребенок стал очень вялым, долго спит (не по режиму), отказывается от еды и питья,
  • сильно болит живот, ребенок лежит в вынужденном положении, не играет,
  • многократная рвота + многократный жидкий стул (следует понимать, что многократный жидкий, водянистый стул, особенно у маленького ребенка, быстрее приводит к обезвоживанию, чем многократная рвота, т.к. со стулом теряется больше жидкости),
  • лечение на дому не помогает в течение нескольких дней, рвота и жидкий стул не прекращаются.
Что делать дома? В первую очередь – это диета. Она включает отказ от всех молочных продуктов, свежих фруктов и овощей, соков, острой, копченой, жирной, жареной, консервированной пищи. Естественно, никакого фастфуда и полуфабрикатов. Вся еда должна быть механически и химически щадящей – все вареное или пареное. Пить можно кипяченую воду, компоты (сладкие, а не кислые, например, из сухофруктов, сахара побольше), кисели, чай, минеральную воду без газа. Отлично подходят растворы для оральной регидратации: нормогидрон, оралит, гастролит и др. (купить в аптеке).
Читать еще:  Усн расходы принимаемые для налогообложения 2018
Не поить и не кормить в течение 45минут-часа после рвоты. Часто родители пытаются напоить ребенка сразу после рвоты, однако это только спровоцирует новые позывы. Затем начинать поить дробно (мелкими глотками или чайной ложкой), но часто (каждые 5-10мин), объем жидкости увеличивать постепенно, если не было рвоты. Кормить ребенка во время ОКИ следует только по аппетиту, если он сам попросит кушать, ни в коем случае не надо заставлять ребенка есть, если он не хочет, организм сам подскажет, когда ему нужна пища. При любой ОКИ из лекарственных средств можно и нужно использовать сорбенты: смекта, диоктит, активированный уголь, энтеросгель. Главное, при ОКИ ребенок должен пить и писать , в противном случае, пора ехать в больницу.

Детки наши болеют, это неизбежно, а порою случается, что лечиться необходимо только стационарно, в больнице. Чаще всего малышей отправляют в детскую инфекционную больницу. Такое ощущение, что это единственная больница в городе. Многие (причем не только побывавшие в ней мамы с детками, но и врачи) негативно относятся к ней и категорически не советуют туда ехать, если состояние здоровья позволяет остаться дома.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

И вот, случилось так, что в конце ноября и нам было суждено туда попасть. У моей младшей дочери (1,5 года) обнаружили пневмонию. Педиатр в поликлинике была настроена категорично и сказала обязательно ложиться в больницу, так как ребенок маленький, а воспаление серьезное. Мой старший сын (6,5 лет) тоже был болен, у него обнаружили бронхит, который не могли вылечить три месяца. Я попросила направление в больницу и для него, если уж лечить, то всех вместе. Моя средняя дочь осталась дома с папой, эти двое членов нашего семейства оказались самыми здоровыми =). А мы втроем поехали в больницу, с огромными пакетами, полными сменных вещей, одежды и конечно – игрушек!
Читать еще:  Облагается ли налогом больничный лист по болезни
Честно говоря, я надеялась на отдельную палату, но как всегда в больнице – свободных мест нет, и нас положили в 4-х местную палату. Там уже лежали две мамы и два малыша. Итого нас в палате было 7 человек. Палата была достаточно просторная, тесно нам не было. Дети свободно играли. Конечно о том, что это инфекционная больница, где нужно соблюдать стерильность, речи не шло. Всё общее, всё, что было нужно, находилось на посту в общем коридоре. В палатах розеток нет, всего три розетки на коридор, поэтому нужно успеть воспользоваться свободной розеткой, чтобы зарядить телефон. Кто-то умудрялся и заряжал планшеты, и даже ноутбуки. Чайник и питьевая кипяченая вода так же общая на всех, как и микроволновка. Что касается процедур, то кабинет, где делают ингаляции, прогревание лазером и магнитами (а их делают почти всем), находится в другом конце коридора, т.е. до него нужно пройти весь этаж. Два-три раза в день ты ходишь с ребенком по коридорам, где ходят другие больные с разными заболеваниями. А, бегая за телефоном или горячей водой на коридор, мамочки легко могут стать переносчиками разных инфекций. Мало того, оказывается, рядом с нашим отделением располагалось отделение кишечных инфекций! И медсестры предупреждали, чтобы мы долго не общались в коридоре с посетителями, так как коридор общий и там легко подхватить кишечные инфекции, тот же самый ротавирус. Спустя два дня в нашей палате стало плохо одной из мам, затем ребенку у другой мамы. У них проявились симптомы ротавируса, и мне было страшно за моих детей. Наших соседок выписали домой со всеми этими симптомами, ведь они лежали с инфекциями дыхательных путей, а лечить кишечную инфекцию никто не собирался. Хотя эти мамы и сами были рады поскорее уйти оттуда. А я со своими детьми осталась и внимательно следила за ними: нет ли тошноты или рвоты, нет ли поноса. Через день нас перевели в малюсенькую двухместную палату с приставной кроваткой для малышки. Двое суток прошли хорошо, мы продолжали лечение бронхита и пневмонии. И тут у дочки началось… рвота, понос, не переставая. У малышки было обезвоживание, сил просто не осталось. Поставили капельницу, и трое суток моя веселая, подвижная и любящая хорошо покушать доченька, просто лежала, спала и спала. Ей было очень плохо, она не хотела играть, не хотела кушать, а все симптомы повторялись снова и снова. Сын очень переживал за сестренку, ему было грустно, не с кем было поиграть, у меня тоже не было настроения, я очень волновалась, что сын и я тоже заразились. Но, слава Богу, наш организм оказался сильнее. На четвертый день дочке стало чуть лучше, и она пошла на поправку. Вот так вот, вместо того, чтобы бороться с пневмонией, мы в итоге боролись с кишечной инфекцией. И главное, что из врачей никто не был удивлен, это для них, как я понимаю, обычное дело. Вспомнилась и странная реакция медсестры, когда у соседки по палате начались все неприятные симптомы, медсестра спросила, что они ели на ужин, и, услышав в ответ: рыбные котлеты, она сказала: «всё ясно…», а затем принесла лекарство. И у моей дочки всё началось после рыбных котлет, а эти ужасные котлеты дают там через день! Редкие дети едят даже домашние рыбные котлеты, а как можно в больнице давать эти котлеты так часто? Меню там вообще не отличается разнообразием, в основном это просто некое месиво с привкусом мяса, ежедневно одно и то же, в виде котлеты или запеканки. Супы просто одна вода.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Я три раза лежала в роддоме после родов и три раза в другой больнице на сохранении, еда там почти всегда была вкусной и разнообразной. В детской же инфекционке, видимо, решили сэкономить на детях по-полной! А ведь лежать в этой больнице необходимо минимум 7-10 дней. И это просто невыносимо – постоянно есть больничную еду! Не всем родственники могут привозить обеды, ужины и завтраки, так же там лежат и детки из детских домов. И кормить детей такой едой это просто издевательство. Выписали нас через две недели, у дочки обнаружились насморк и кашель, которых не было при поступлении в больницу, их мы приобрели вместе с ротавирусом. Сына всё с тем же кашлем, но по результатам анализов (причем платных), мы все же выяснили причину кашля и лечимся до сих пор. Так что, дорогие родители, желаю вашим деткам здоровья и советую не попадать в больницы! Если есть возможность, то лучше проконсультируйтесь с платным врачом, который сможет приезжать к вам домой и следить за состоянием ребенка вместо нахождения в стационаре. Если же вы попали в инфекционку, то носите марлевые повязки, чаще мойте руки и не давайте другим детям играть с вашими игрушками. А молодым мамам, основываясь на собственном опыте, дам краткий список необходимых вещей, которые нужно взять с собой, если вас с ребеночком кладут в больницу: 1. Ложки, вилки, чашки. 2. Тапочки и сандалики себе и ребенку. 3. Бутылочку воды/сока. 4. Если малыш на смеси, то смесь, и все для мытья/стерилизации посуды. 6. Зубную пасту, щётку, мыло.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону 8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

7. Сменные вещи, теплую и легкую одежду (бывает, что зимой очень сильно топят, летом душно, а в межсезонье холодно). 8. ЗАРЯДНОЕ ДЛЯ ТЕЛЕФОНА. 10. Туалетную бумагу, влажные салфетки. 11. Игрушки, книжки, раскраски, карандаши (берите сразу и побольше, иначе ребенок будет брать чужие, а это не гигиенично).

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94
Круглосуточно

Сколько лежат в инфекционном отделении с ребенком: 13 комментариев

  1. berkey

    Hi there, I discovered your website via Google even as searching for a related topic, your web site came up, it appears to be like great. I have bookmarked it in my google bookmarks.

  2. thefeed

    Great weblog right here! Also your site rather a lot up very fast! What host are you the usage of? Can I get your affiliate hyperlink on your host? I desire my website loaded up as fast as yours lol|

  3. feed

    This is the perfect web site for anybody who really wants to find out about this topic. You realize so much its almost hard to argue with you (not that I actually will need to…HaHa). You definitely put a fresh spin on a subject that’s been written about for many years. Wonderful stuff, just great!|

  4. the feed

    I do accept as true with all the concepts you have offered for your post. They are very convincing and will certainly work. Still, the posts are very quick for starters. Could you please lengthen them a little from next time? Thank you for the post.|

  5. we just did 46

    I think this is among the most vital info for me. And i am glad reading your article. But want to remark on few general things, The website style is ideal, the articles is really nice : D. Good job, cheers|

  6. Harley Cominotti

    Having read this I thought it was rather informative. I appreciate you taking the time and energy to put this short article together. I once again find myself personally spending a significant amount of time both reading and leaving comments. But so what, it was still worth it!|

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.