Совершение преступления по неосторожности ук рф

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарий к Ст. 26 УК РФ

1. Уголовный кодекс предусматривает два вида неосторожной вины: легкомыслие (ранее этот вид именовался самонадеянностью) и небрежность.

2. Легкомыслие, как и косвенный умысел, в качестве интеллектуального элемента включает предвидение возможности наступления общественно опасных последствий и в этом смысле требует разграничения с указанным видом умысла.

В отличие от косвенного умысла, когда лицо предвидит реальную возможность причинения вреда именно его действием (бездействием) в данной конкретной обстановке, при преступном легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную опасность последствий своего деяния, которое само по себе может не являться общественно опасным: он понимает, что действие (бездействие), которое он совершает (к примеру, нарушение правил дорожного движения, правил безопасности производства различных работ и т.п.), способно повлечь наступление общественно опасных последствий, но в данном конкретном случае рассчитывает избежать таких последствий, надеясь на какие-либо определенные факторы (свое мастерство, опыт и т.п.). Подобный расчет должен быть основан на реальных обстоятельствах, связанных с профессиональными качествами, навыками и умениями виновного лица, особенностях используемых им технических средств, приспособлений, конкретной специфике обстановки и т.д. В итоге этот имевшийся расчет, направленный на избежание общественно опасных последствий, оказался самонадеянным (недооцененным или переоцененным), что и позволяет определить вину субъекта не как косвенный умысел, а как легкомыслие.

3. Особенностью небрежности является то, что лицо, причинившее общественно опасные последствия или не предотвратившее их, при совершении своего деяния не предвидело эти последствия, не представляло их. Однако, если лицо должно было их предвидеть (объективный критерий небрежности) и к тому же могло предвидеть и, соответственно, не допустить наступления данных последствий (субъективный критерий небрежности), но не сделало этого, из-за чего общественно опасные последствия наступили, то имеются основания утверждать о совершении преступления по небрежности, а не об отсутствии вины, о невиновном причинении вреда.

Обязанность предвидения последствий своего поведения для того или иного субъекта устанавливается, исходя из специальных требований, предъявляемых к лицам определенной профессии, занимающимся соответствующей деятельностью, или же на основе общеизвестных правил предусмотрительности, которые должны соблюдаться любым вменяемым человеком. Только тогда, когда субъект, не предвидевший, но обязанный предвидеть и предотвратить общественно опасные последствия, мог, но не сделал этого, имеются основания для признания в содеянном им вины в виде небрежности.

Так, по конкретному делу суд пришел к правильному выводу о том, что преступление совершено по небрежности, когда виновный, полагая о реальном посягательстве на него и производя выстрелы, считал, что находится в состоянии необходимой обороны, вследствие чего не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия и мнимость посягательства на него. Согласно ч. 1 комментируемой статьи преступление, совершенное по небрежности, признается совершенным по неосторожности, поэтому суд действия Р. по отношению к Х.А. и С. квалифицировал по ч. 2 ст. 109 УК — причинение смерти по неосторожности двум лицам; действия Р. в отношении Б. квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК, так как установлено, что в данном конкретном случае осужденный действовал с прямым умыслом и этот вывод судом в приговоре мотивирован .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 08.04.2003 N КАС03-74.

4. Уголовный кодекс за редкими исключениями (ст. ст. 215, 217) предусматривает ответственность за неосторожное поведение в случаях, когда оно повлекло соответствующие общественно опасные последствия, т.е. за преступления с материальным составом. Само по себе создание опасности наступления последствий в результате проявленных легкомыслия или небрежности, при отсутствии реального вреда, не влечет ответственности субъекта, в том числе и в тех случаях, когда возможные последствия были предотвращены по причинам, не зависящим от него (иными лицами и т.п.).

Наличие в УК некоторых так называемых угрозосоздающих составов преступлений (ст. ст. 340, 341, 342) не опровергает, а подтверждает изложенное правило, поскольку возможность привлечения к ответственности за совершение указанных преступлений по неосторожности увязывается лишь с наступлением материальных (тяжких) последствий, что определено в привилегированных нормах названных статей УК, предусматривающих в этой связи менее строгие санкции по сравнению с теми же деяниями, совершенными умышленно. Такое положение вполне соответствует и ст. 15 УК о видах преступлений, согласно которой неосторожные деяния не могут относиться к числу тяжких и особо тяжких преступлений.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Читать еще:  Среднее общее образование в российской федерации

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарии к ст. 26 УК РФ

1. В соответствии с первоначальной редакцией ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признавалось преступлением только в том случае, когда это специально предусматривалось соответствующей статьей Особенной части УК. Однако Федеральным законом от 25.06.98 N 92-ФЗ ч. 2 ст. 24 УК была изложена в новой редакции, согласно которой только неосторожная форма вины предполагается лишь при условии, что это прямо предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Тем самым законодатель возвратился к концепции преступлений с альтернативной формой вины: если при описании преступления форма вины не названа и с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого деяния, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны).

Как видно из законодательного определения неосторожности, ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие, как правило, не влечет уголовной ответственности. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий (например, разглашение государственной тайны) либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).

2. Действующий УК, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве таковых легкомыслие и небрежность (ч. 1 ст. 26).

3. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26).

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение – его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное социальное значение возможных последствий и именно поэтому стремится к их предотвращению. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своих действий (бездействия).

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но при косвенном умысле виновный предвидит реальную (для данного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Предвидение абстрактной (т.е. отвлеченной от данной ситуации) возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы это осознать. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны были предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий; наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем примере.

По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отношения виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел .

Читать еще:  Порядок предоставления земельных участков в аренду

БВС РФ. 1997. N 3. С. 8, 9.

При преступном легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные, основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по этому делу с полным основанием указал: ". в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий" .

БВС СССР. 1969. N 1. С. 24.

Расчет, повторим, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26).

4. Небрежность – единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, при которой волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого действия (бездействия) и отсутствием волевых актов, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

Отрицательный признак небрежности – непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий – включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный, а возможность предвидения – субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при соблюдении общегражданских требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, должностном статусе виновного, профессиональных функциях или правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным.

При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо в данном случае имело реальную возможность их предвидеть (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.

Субъективный критерий неизбежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Отсюда следует, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, и во-вторых, индивидуальными качествами виновного.

Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача – предвидеть последствия – была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять адекватно воспринимать информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

Примером небрежности может служить следующее дело.

Во время распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображивание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение такого вреда по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия .

Читать еще:  Сроки рассмотрения обращений граждан в прокуратуру

БВС РФ. 1994. N 5. С. 5, 6.

5. Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. В связи с этим возникает вопрос о существовании неосторожности в преступлениях с формальным составом.

Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не может, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.

Вводя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, а второй – на материальные. Невиновным закон признает совершение деяния, состав которого является формальным, "если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)" (ч. 1 ст. 28 УК). Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

СТ 26 УК РФ.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по
легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело
возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без
достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело
возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти
последствия.

Комментарий к Ст. 26 Уголовного кодекса

1. Законодатель делит неосторожность как форму вины на легкомыслие и небрежность.

2. Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется абстрактным осознанием лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и абстрактным предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактность предвидения обусловлена волевым элементом легкомыслия, т.е. нежеланием наступления общественно опасных последствий, проявляющимся в самонадеянном, без достаточных на то оснований, расчете на предотвращение последствий.

Иными словами, в легкомыслии лицо активно не желает наступления последствий, оно рассчитывает на их предотвращение. Именно это и предопределяет абстрактный характер осознания общественной опасности и предвидения возможности наступления общественно опасных последствий: лицо абстрагируется от данной ситуации, хотя и знает, что в любой иной аналогичной ситуации последствия наступят. Абстрагируется же оно в силу того, что, по его мнению (расчету), существуют некие достаточные обстоятельства, которые здесь и сейчас предотвратят наступление последствий.

При этом расчет на предотвращение последствий должен быть обоснованным: лицо должно полагаться на некие обстоятельства (свои собственные действия, свое умение, действие иных лиц, действия сил природы, надежность механизмов и т.п.), которые, по его мнению, предотвратят, исключат наступление последствий. Однако в конечном итоге расчет оказывается необоснованным, самонадеянным, легкомысленным, и обстоятельств оказывается недостаточно для предотвращения последствий.

Нежелание наступления последствий, расчет на их предотвращение является основным отличительным признаком легкомыслия, отграничивающим ее от косвенного умысла. При этом для констатации легкомыслия лицо должно именно рассчитывать на какие-то обстоятельства, и пустая, необоснованная надежда на ненаступление последствий, надежда на авось образует уже косвенный умысел.

3. Интеллектуальный элемент небрежности предполагает отсутствие у лица осознания общественной опасности совершаемых действий (бездействия) и непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий. Это так называемый отрицательный признак интеллектуального элемента небрежности.

Отсутствие позитивной психической связи между субъектом и причиненными им преступными последствиями ставит вопрос об обоснованности уголовной наказуемости небрежности; тем не менее таковой вопрос снимается положительным признаком интеллектуального элемента небрежности, устанавливаемым, в свою очередь, с помощью двух критериев: объективного и субъективного.

Объективный критерий предполагает следующую из различных социальных норм обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния при соблюдении обязательных для этого лица мер внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может вытекать из прямого указания закона, из специальных правил, профессиональных, служебных или иных функций виновного, а также из общеобязательных правил общежития.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации, с учетом его индивидуальных качеств и при проявлении необходимой внимательности и предусмотрительности предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Волевой элемент небрежности характеризуется отсутствием у лица волевых усилий, направленных на предвидение общественно опасных последствий.

4. Неосторожные преступления, не предполагающие наступления последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только по небрежности, когда лицо не осознает общественной опасности своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно и может это осознавать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Совершение преступления по неосторожности ук рф

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарий к Ст. 26 УК РФ

1. Уголовный кодекс предусматривает два вида неосторожной вины: легкомыслие (ранее этот вид именовался самонадеянностью) и небрежность.

2. Легкомыслие, как и косвенный умысел, в качестве интеллектуального элемента включает предвидение возможности наступления общественно опасных последствий и в этом смысле требует разграничения с указанным видом умысла.

В отличие от косвенного умысла, когда лицо предвидит реальную возможность причинения вреда именно его действием (бездействием) в данной конкретной обстановке, при преступном легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную опасность последствий своего деяния, которое само по себе может не являться общественно опасным: он понимает, что действие (бездействие), которое он совершает (к примеру, нарушение правил дорожного движения, правил безопасности производства различных работ и т.п.), способно повлечь наступление общественно опасных последствий, но в данном конкретном случае рассчитывает избежать таких последствий, надеясь на какие-либо определенные факторы (свое мастерство, опыт и т.п.). Подобный расчет должен быть основан на реальных обстоятельствах, связанных с профессиональными качествами, навыками и умениями виновного лица, особенностях используемых им технических средств, приспособлений, конкретной специфике обстановки и т.д. В итоге этот имевшийся расчет, направленный на избежание общественно опасных последствий, оказался самонадеянным (недооцененным или переоцененным), что и позволяет определить вину субъекта не как косвенный умысел, а как легкомыслие.

3. Особенностью небрежности является то, что лицо, причинившее общественно опасные последствия или не предотвратившее их, при совершении своего деяния не предвидело эти последствия, не представляло их. Однако, если лицо должно было их предвидеть (объективный критерий небрежности) и к тому же могло предвидеть и, соответственно, не допустить наступления данных последствий (субъективный критерий небрежности), но не сделало этого, из-за чего общественно опасные последствия наступили, то имеются основания утверждать о совершении преступления по небрежности, а не об отсутствии вины, о невиновном причинении вреда.

Обязанность предвидения последствий своего поведения для того или иного субъекта устанавливается, исходя из специальных требований, предъявляемых к лицам определенной профессии, занимающимся соответствующей деятельностью, или же на основе общеизвестных правил предусмотрительности, которые должны соблюдаться любым вменяемым человеком. Только тогда, когда субъект, не предвидевший, но обязанный предвидеть и предотвратить общественно опасные последствия, мог, но не сделал этого, имеются основания для признания в содеянном им вины в виде небрежности.

Так, по конкретному делу суд пришел к правильному выводу о том, что преступление совершено по небрежности, когда виновный, полагая о реальном посягательстве на него и производя выстрелы, считал, что находится в состоянии необходимой обороны, вследствие чего не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия и мнимость посягательства на него. Согласно ч. 1 комментируемой статьи преступление, совершенное по небрежности, признается совершенным по неосторожности, поэтому суд действия Р. по отношению к Х.А. и С. квалифицировал по ч. 2 ст. 109 УК — причинение смерти по неосторожности двум лицам; действия Р. в отношении Б. квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК, так как установлено, что в данном конкретном случае осужденный действовал с прямым умыслом и этот вывод судом в приговоре мотивирован .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 08.04.2003 N КАС03-74.

4. Уголовный кодекс за редкими исключениями (ст. ст. 215, 217) предусматривает ответственность за неосторожное поведение в случаях, когда оно повлекло соответствующие общественно опасные последствия, т.е. за преступления с материальным составом. Само по себе создание опасности наступления последствий в результате проявленных легкомыслия или небрежности, при отсутствии реального вреда, не влечет ответственности субъекта, в том числе и в тех случаях, когда возможные последствия были предотвращены по причинам, не зависящим от него (иными лицами и т.п.).

Наличие в УК некоторых так называемых угрозосоздающих составов преступлений (ст. ст. 340, 341, 342) не опровергает, а подтверждает изложенное правило, поскольку возможность привлечения к ответственности за совершение указанных преступлений по неосторожности увязывается лишь с наступлением материальных (тяжких) последствий, что определено в привилегированных нормах названных статей УК, предусматривающих в этой связи менее строгие санкции по сравнению с теми же деяниями, совершенными умышленно. Такое положение вполне соответствует и ст. 15 УК о видах преступлений, согласно которой неосторожные деяния не могут относиться к числу тяжких и особо тяжких преступлений.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Читать еще:  Сколько стоит электронная регистрация в сбербанке

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарии к ст. 26 УК РФ

1. В соответствии с первоначальной редакцией ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признавалось преступлением только в том случае, когда это специально предусматривалось соответствующей статьей Особенной части УК. Однако Федеральным законом от 25.06.98 N 92-ФЗ ч. 2 ст. 24 УК была изложена в новой редакции, согласно которой только неосторожная форма вины предполагается лишь при условии, что это прямо предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Тем самым законодатель возвратился к концепции преступлений с альтернативной формой вины: если при описании преступления форма вины не названа и с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого деяния, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны).

Как видно из законодательного определения неосторожности, ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие, как правило, не влечет уголовной ответственности. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий (например, разглашение государственной тайны) либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).

2. Действующий УК, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве таковых легкомыслие и небрежность (ч. 1 ст. 26).

3. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26).

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение – его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное социальное значение возможных последствий и именно поэтому стремится к их предотвращению. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своих действий (бездействия).

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но при косвенном умысле виновный предвидит реальную (для данного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Предвидение абстрактной (т.е. отвлеченной от данной ситуации) возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы это осознать. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны были предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий; наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем примере.

По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отношения виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел .

Читать еще:  Плохая кредитная история какой банк даст ипотеку

БВС РФ. 1997. N 3. С. 8, 9.

При преступном легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные, основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по этому делу с полным основанием указал: ". в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий" .

БВС СССР. 1969. N 1. С. 24.

Расчет, повторим, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26).

4. Небрежность – единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, при которой волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого действия (бездействия) и отсутствием волевых актов, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

Отрицательный признак небрежности – непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий – включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный, а возможность предвидения – субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при соблюдении общегражданских требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, должностном статусе виновного, профессиональных функциях или правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным.

При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо в данном случае имело реальную возможность их предвидеть (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.

Субъективный критерий неизбежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Отсюда следует, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, и во-вторых, индивидуальными качествами виновного.

Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача – предвидеть последствия – была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять адекватно воспринимать информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

Примером небрежности может служить следующее дело.

Во время распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображивание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение такого вреда по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия .

Читать еще:  Среднее общее образование в российской федерации

БВС РФ. 1994. N 5. С. 5, 6.

5. Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. В связи с этим возникает вопрос о существовании неосторожности в преступлениях с формальным составом.

Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не может, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.

Вводя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, а второй – на материальные. Невиновным закон признает совершение деяния, состав которого является формальным, "если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)" (ч. 1 ст. 28 УК). Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

СТ 26 УК РФ.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по
легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело
возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без
достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело
возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти
последствия.

Комментарий к Ст. 26 Уголовного кодекса

1. Законодатель делит неосторожность как форму вины на легкомыслие и небрежность.

2. Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется абстрактным осознанием лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и абстрактным предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактность предвидения обусловлена волевым элементом легкомыслия, т.е. нежеланием наступления общественно опасных последствий, проявляющимся в самонадеянном, без достаточных на то оснований, расчете на предотвращение последствий.

Иными словами, в легкомыслии лицо активно не желает наступления последствий, оно рассчитывает на их предотвращение. Именно это и предопределяет абстрактный характер осознания общественной опасности и предвидения возможности наступления общественно опасных последствий: лицо абстрагируется от данной ситуации, хотя и знает, что в любой иной аналогичной ситуации последствия наступят. Абстрагируется же оно в силу того, что, по его мнению (расчету), существуют некие достаточные обстоятельства, которые здесь и сейчас предотвратят наступление последствий.

При этом расчет на предотвращение последствий должен быть обоснованным: лицо должно полагаться на некие обстоятельства (свои собственные действия, свое умение, действие иных лиц, действия сил природы, надежность механизмов и т.п.), которые, по его мнению, предотвратят, исключат наступление последствий. Однако в конечном итоге расчет оказывается необоснованным, самонадеянным, легкомысленным, и обстоятельств оказывается недостаточно для предотвращения последствий.

Нежелание наступления последствий, расчет на их предотвращение является основным отличительным признаком легкомыслия, отграничивающим ее от косвенного умысла. При этом для констатации легкомыслия лицо должно именно рассчитывать на какие-то обстоятельства, и пустая, необоснованная надежда на ненаступление последствий, надежда на авось образует уже косвенный умысел.

3. Интеллектуальный элемент небрежности предполагает отсутствие у лица осознания общественной опасности совершаемых действий (бездействия) и непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий. Это так называемый отрицательный признак интеллектуального элемента небрежности.

Отсутствие позитивной психической связи между субъектом и причиненными им преступными последствиями ставит вопрос об обоснованности уголовной наказуемости небрежности; тем не менее таковой вопрос снимается положительным признаком интеллектуального элемента небрежности, устанавливаемым, в свою очередь, с помощью двух критериев: объективного и субъективного.

Объективный критерий предполагает следующую из различных социальных норм обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния при соблюдении обязательных для этого лица мер внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может вытекать из прямого указания закона, из специальных правил, профессиональных, служебных или иных функций виновного, а также из общеобязательных правил общежития.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации, с учетом его индивидуальных качеств и при проявлении необходимой внимательности и предусмотрительности предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Волевой элемент небрежности характеризуется отсутствием у лица волевых усилий, направленных на предвидение общественно опасных последствий.

4. Неосторожные преступления, не предполагающие наступления последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только по небрежности, когда лицо не осознает общественной опасности своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно и может это осознавать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.